Карфаген

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
 


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Карфаген > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — вторник, 20 ноября 2018 г.
Взыскание задолженности / долга Alexander Kirpikov 11:45:15
 Должники обычно не любят возвращать долги и нередко под различными предлогами уклоняются от исполнения своих обязательств. В этой связи граждане и организации очень часто сталкиваются с проблемами при взыскании задолженности. Подробнее см. https://kirpikov.ru­/service/vzyskanie-z­adolzhennosti/

Поделитесь ссылкой в социальных сетях!

Центр Кирпиков и партнеры окажет юридические услуги по взысканию задолженности:
при взыскании просроченной задолженности (долга);
при взыскании задолженности по договорам купли-продажи, поставки, аренды, подряда, строительного подряда, возмездного оказания услуг, займа, кредита, страхования в порядке приказного, искового и упрощенного производства;
при взыскании задолженности на основании исполнительных документов в порядке, предусмотренном законодательством об исполнительном производстве;
при сопровождении процедуры исполнительного производства;
и в других случаях взыскания задолженности.

Более 20 лет успешной юридической практики! Гарантия результата!

Составим исковое заявление в арбитражный суд, заявление о вынесении судебного приказа, возражения на судебный приказ и иные юридические документы https://kirpikov.ru­/service/iskovoe-zay­avlenie/

Если Вам требуются юридические услуги, запишитесь на юридическую консультацию к юристам Кирпиков и партнеры по телефонам: 8 (922) 98-98-223, (922) 98-98-224 или по е-mail: info@kirpikov.ru

ПОМНИТЕ, к юристу, как и к врачу, нужно обращаться вовремя!

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
ВКонтакте: https://vk.com/kirp­ikovru
Facebook: https://www.faceboo­k.com/kirpikovru/
Instagram: https://www.instagr­am.com/kirpikov.ru/
Twitter: https://twitter.com­/kirpikovru
Одноклассники: https://ok.ru/kirpi­kovru
Google+: https://plus.google­.com/u/0/10239362588­5031203961
Youtube: https://www.youtube­.com/channel/UCGQHqs­XxsBuO5J3-QlKgBtg

ОБРАЩАЙТЕСЬ в центр Кирпиков и партнеры https://kirpikov.ru­/faq/, и мы ответим на все интересующие Вас вопросы!

Категории: Kirpikov, Арбитражный суд, Аренда, Договор, Задолженность, Кирпиков, Поставка, Сделка, Юрист
Позавчера — понедельник, 19 ноября 2018 г.
Герой Советского Союза Бочарников Аркадий Николаевич чтобы помнили. Viktor Efimov 20:24:50
 ­­

Бочарников Аркадий Николаевич род. 25.8.1925
в с.Булановка Шебекинского р-на Белгородской обл. в семье крестьянина.
Русский.
Окончил среднюю школу.
В Советской Армии с апр. 1943.
С 1943 В действующей армии.
Наводчик орудия 533-го истребительно-проти­вотанкового артиллерийского полка
(61-я армия, 1-й Прибалтийский фронт) комсомолец ефрейтор Бочарников в бою
у дер.Крижишки (Мажейкский р-н Литовской ССР) 25.10.1944, отражая в составе
батареи контратаку пехоты и танков, с дистанции 100-150 м подбил тяжелый танк.
Когда панорама орудия была разбита, а расчет выведен из строя, произвел
наводку по стволу и подбил второй тяжелый танк. Противотанковыми гранатами
и бутылкой с горючей смесью поджег третий танк. Был ранен, но продолжал сражаться.
В этом бою погиб.
Звание Героя Советского Союза присвоено 24.3.1945 посмертно.
Награжден орденом Ленина, медалью.
Похоронен на военном кладбище в г.Седа.
На могиле Героя установлена мемориальная доска.
Имя Героя навечно занесено в списки личного состава воинской части.
Его имя носит Теткинская средняя школа Глушковского р-на Курской обл.
Genesis Effect Сеpый в сообществе Вечность 15:31:13

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

— Папа, а ты правда ненавидишь Спасителя? — расстроенно произнес Леон, пряча свои голубые глаза под челкой белых волос.
Услышав подобный вопрос от сына, Адриан от неожиданности потерял нить рассуждений в подготовляемом докладе.
Отвлекшись от кропотливой работы, он удивленно взглянул на своего сына. Ожидая ответа, Леон оторвал руку от нейросимбионта,
и его тонкие нежные щупальца, потеряв контакт с нервной системой владельца, втянулись в защитные коконы. Адриан упрекнул себя за то,
что подался на уговоры сына и купил ему нейросимбионта в столь юном возрасте. Своего о первого нейросимбионта он приобрел в двадцать лет,
работая как проклятый после учебы в академии, чтобы заработать на этого морфа. А когда дети получают доступ ко всем данным информаториума,
они начинают задавать слишком неуместные вопросы. И это он еще не поскупился и заказал особый ген для нейросимбионта сына, ограничивающий допуск к некоторым данным.
Подробнее…
— Нет, ты что? Почему ты это спрашиваешь? — ошарашенно спросил Адриан, выпрямляясь в мягком кожаном кресле, мышцы которого тут же напряглись, превращая полулежанку в крепкое, с твердой спинкой.
— Но я говорил с мамой, и она сказала, что ты хочешь доказать, что Спаситель — это вымысел, потому что ты его ненавидишь, — почти промямлим Леон, отворачивая глаза от отца.

Спаситель всемогущий. Лора, что ты делаешь?! Еще при нашем первом знакомстве она отличалась своей религиозностью, но земляне вообще отличаются своей ярой религиозностью. Кроме того, на фоне своей семьи она казалась вполне адекватным человеком. Но чем глубже я уходил в исследования доимперской эпохи, тем фанатичнее она становилась. Вот уже несколько лет мы с Лорой живем отдельно. Но ей до сих пор удается влиять на неокрепший ум Леона.

— Ну что ты, сынок. Твоя мать просто все не так поняла. Мои исследования, наоборот, научно доказывают существование Спасителя как исторической личности, — натянуто улыбаясь, произнес Адриан.
— Значит, все, все правда?! Спаситель своей безграничной силой остановил изуверские механизмы и сверг лживого ксенобога Цитадель, повелев низшим расам подчинятся его идеальным творениям — людям?! — обрадованно воскликнул Леон, проникновенно улыбаясь и смотря на Адриана своими бездонными голубыми глазами.

Адриан усилием воли заставил биоомнитул на своей руке заснуть, предвкушая долгую беседу со своим сыном. Беседа виделась Адриану не слишком приятной и очень утомительной. С другой стороны, если ему не удастся убедить в своей правоте собственного восьмилетнего сына, то в имперский исторический конгресс со своими находками можно даже не лезть. Собравшись с мыслями, Адриан начал.

— Понимаешь сынок, не все так просто, как кажется. Некоторые истории стоит понимать иносказательно. Одни были искажены из-за давности лет, другие не существовали вовсе, но несут некое послание, о котором нам должно помнить.
Леон смотрел на отца широко распахнутыми, полными непонимания глазами.
— С чего бы начать? Ты знаешь, какой была галактика до рождения Спасителя?
— Конечно. Все это знают. Галактика была темным местом, которой правили ксеносы, поклоняясь своему рукотворному божеству.
— То есть, ты считаешь Рилу злой ксеносткой, поклоняющийся темному божеству?
— Нет, тетя Рила хорошая, она читает мне сказки на ночь и говорит, что я выросту настоящим пилотом.
— Но тетя Рила — азари.

Леон задумался. В его детском разуме каким-то образом могла уживаться ксенофобская пропаганда экстремистов и любовь к своей няне азари. Несмотря на то что большинство людей считали иные расы существами низшего сорта (особенно подобные настроения были сильны на Земле и других планетах Солнечной системы), имперский закон практически ни в чем не ограничивает представителей нечеловеческих рас, предоставляя им те же права и обязанности, что и любым другой гражданин империи. Но, несмотря на это, немногие люди подпустили бы ксеноса к собственному чаду. Однако Адриан был прагматиком. И так как из-за работы ему редко удавалось заниматься воспитанием сына, он решил довериться в этом вопросе той, у кого был четырёхсотлетний опыт работы с детьми. К азари в империи вообще было особое отношение. Одни считали их второй расой после людей, другие — демонами искусителями, самыми опасными из ксеносов.

Немногие знают, что для создания нейросимбионтов, как собственно и для всех нейроинтерфейсов, использовались гены азари. Собственно, любое прямое подключение с помощью нейронных волокон — это маленькое “объятие вечности» с нейропроцессором морфа. Именно поэтому из азари получаются отличные пилоты и биопрограмисты. Из-за их природной способности к телепатическому общению. К сожалению, из-за той же способности они становятся лучшими биохакерами, способными взламывать чужие разумы через информаториум.

Адриан задумался над тем, что именно хочет рассказать своему сыну. О тех археологических данных, на сбор которых он потратил одиннадцать лет своей жизни? Об обществе Цитадели и культуре той эпохи? О сети ретрансляторов? О роли человечества в той эпохе? Нет. Все это слишком сложно для ума восьмилетнего мальчика. Эта информация рассчитана для ушей дряхлых стриков, выбравших своей профессией сдувание пыли с загадок прошлого. Адриан хотел объяснить сыну, что историю творят люди. Великие люди, а не воля высших сил.

— Леон, давай я расскажу тебе историю о том, как Спаситель остановил легионы изуверских интеллектов. Она будет отличаться от той, что тебе рассказывала твоя мать. Но поверь, в том, что я тебе расскажу, будет куда больше правды, чем во всем, что ты слышал о нем прежде.
Адриан не без удовольствия заметил, что Леон придвинулся к его креслу и с интересом вслушивался в каждое его слово. Наверное, ему очень хотелось приобщиться к страшной тайне, о которой даже не все взрослые знают.

— Во-первых, Спаситель не спускался с небес, чтобы вести человеческий род. Нет, он состоял из плоти и крови, как и мы с тобой. История его жизни и рождения утеряна из-за давности лет и навсегда останется для нас загадкой. Как собственно и его настоящие имя. Первые сведенья, которые мне удалось обнаружить, начинаются с того времени, когда он начал влиять на судьбу всей галактики, став первым Спектором человечества, и победил Властелина, посланника легионов изуверских интеллектов с армией железных миньонов.
— Спектором? — переспросил Леон незнакомое ему слово.
— Так называли лучших воинов своего времени на службе у правительства Цитадели. Что-то вроде имперских кустосов, — пояснил Адриан и продолжил: — То был его первый подвиг, но не последний и не самый великий. Смыслом его жизни после этого стала борьба с изуверскими интеллектами и их слугами, что хотели уничтожить все живое в галактике. Слава о его подвигах достигла самых дальних уголков галактики. И когда зло захватило прародину человечества, он объединил все расы в едином порыве уничтожить захватчиков. Сам же он выдвинулся в авангарде армии разумных. Но как бы не была сильна объединённая армия, враг был сильней. Машины не знали жалости и усталости, их было больше, а оружие мощней. Но у жителей галактики была надежда, имя ей было Горн. Древнее оружие против изуверских интеллектов, наследие давно исчезнувших рас. Но Горн можно было активировать лишь через Цитадель, давно захваченную врагом и находящуюся под охраной их легионов. Спаситель, во главе маленького отряда, состоящего из его самых верных соратников, пробрался через армии машин, пожертвовав собой, чтобы активировать Горн.

— А что было потом?! — Пораженно произнес Леон.
— Горн сработал. Огромная волна энергии прошла через сеть ретрансляторов, покрыв весь известный космос красным как кровь сиянием. Но оружие древних было куда сильней, чем он на то рассчитывал. Энергия Горна уничтожила не только огромные корабли машин и их механических слуг, но и всю электронику рас галактики.

— Что уничтожила? — непонимающе спросил Леон.
— Видишь ли, сынок, прежде чем человечество создало морфов, все разумные расы галактики использовали их механические и электронные аналоги. Вместо космократоров — космические корабли, вместо нейросимбионтов — компьютеры, вместо механоидов — машины и иная техника.
— То есть, люди раньше пользовались оружием изуверских интеллектов?
— Точнее будет сказать, что изуверские интеллекты пользовались нашим оружием, ведь любой изуверский интеллект был создан разумными. Они все творения разумных.
— И даже легионы, что пришли из межгалактической бездны?!

Об этом Адриан не подумал. Он так много времени потратил на изучение эпохи возвращения Жнецов, что совершенно не брал во внимание столь очевидный вопрос. Если все машины создавались разумными, а Жнецы были машинами, что истребляли разумных, то кто создал Жнецов? Но Леон не дал ему оформить эту мысль, продолжив задавать все новые и новые вопросы. Заставляя Адриана, полностью сосредоточиться на рассказе о давно минувших эпохах.

***

Несмотря на победу, галактика лежала в руинах. Звездные флоты всех разумных рас были уничтожены волной энергии, уничтожившей все оборудование на них. Ретрансляторы взорваны из-за перегрузки, и не было тех, кто знал бы, как их восстановить. Все колонии были отрезаны друг от друга и находились в хаосе из-за уничтожения всех вычислительных машин и сложной техники. Многие планеты впали в варварство. Другие полностью вымерли. Земле тоже пришлось несладко. Пережившая осаду машин, взрыв Горна и Цитадели на ее орбите. А после отключения всей электроники последовал метеоритный дождь из обездвиженных кораблей, что находились на орбите планеты. Еще лет двести Землю терзали голод, болезни, и войны вождей, каждый из которых мечтал о мировом господстве. Именно в это время и начала зарождаться Церковь Спасителя. Потому что в самый темный час людям просто необходимо верить в то, что кто-то охраняет их свыше. А о Спасителе шли невероятные легенды, и ни для кого не было секретом, что именно он остановил армию машин. Так из героя он стал легендой, а легенда стала богом. Лишь почти двести лет спустя одному из вождей удалось объединить под своими знаменами весь мир. То был Максимилиан Великий, именно он дал начало нашей империи. Захватив последний не подчинённый ему город, Максимилиан сменил меч на перо, направив все силы только родившегося государства на восстановления былого величия человечества. Почти три поколений ученых работали над восстановлением былого уровня технологий. Но вместо того, чтобы идти протоптанной дорогой, ученые Земли избрали иной путь развития. На то было много причин. Страх перед ИИ, ставшими ночными демонами, которыми пугали детей. Боязнь повторения трагедии, погубившей общество Цитадели. И влияние церкви Спасителя, ставшей главной религией империи, что объединила разобщенные народы Земли. Вместо этого, люди вспомнили о запрещённых и не развивавшихся ранее биотехнологиях. И вот почти восемьдесят лет спустя, был создан первый морф. Живой организм, выполняющий функции механизма. Второй и, наверное, главной победой человечества стало создание гравитационного прыжка. Космократоры, живые организмы, способные бороздить просторы космоса, по сути, являлись огромными биотиками, что были способны искривлять гравитационные поля, создавая кротовые норы, преодолевая тысячи световых лет за один прыжок. В пятом веке от активации Горна, или вознесения Спасителя, как это чаще называют, космократоры империи впервые покинули пределы Солнечной системы в поисках потерянных колоний. Это было жалкое зрелище. Большинство колоний погибли, поддерживаемые искусственно. Другие впали в варварство, и их жители вели племенной образ жизни. Третьи пытались восстановить былой уровень развития, восстанавливая потерянные технологии. Вскоре все они были возвращены в лоно империи. И тогда наступила очередь для иных рас галактики. Первое время в имперском сенате не утихал вопрос: что делать с иными расами галактики? Одни говорили, что их стоит истребить, пока они не подняли головы и не стали угрожать благополучию человечества. Другие говорили, что примитивные ксеносы так и останутся в каменном веке и их можно не трогать или использовать как рабов. Однако Август второй, внук Максимилиана, настоял на том, что человечество обязано принять иные расы в лоно империи, чтобы все разумные жили и трудились ради благополучия нашего великого государства. В итоге, все расы открытого космоса были присоединены к земной империи, так или иначе. Некоторые, такие как яги, были истреблены, чтобы не мешать стабильности империи. Остальные расы получили почти равные с людьми права.

***

— Как думаешь, а что произошло с создателями машин из темного космоса? — все не как не унимался Леон.
Адриан отвечал на вопросы сына всю поездку. Теперь, когда космократор, на котором они путешествовали, достиг планеты и сейчас совершал посадку на ее поверхности, Адриан с Леоном собирали свои пожитки, чтобы совершить пересадку на другой космократор, идущий до родного Элизиума. Несмотря на свою усталость, Адриан был рад, что начал этот разговор. Во-первых, у них не так много общих тем, о чем можно было бы поговорить с сыном. Во-вторых, Леон своим незамутнённым детским взглядом натолкнул его на множество пробелов в своем докладе. Над которыми Адриан собирался поработать ближайшее время.
— Не знаю, — ответил Адриан, пожимая плечами. — Возможно, их истребили их творения, или они вымерли естественным путем. Как бы там ни было, к моменту рождения Спасителя этой расы уже не существовало.
Как только они покинули теплый трюм космократора, их обдул холодный, мокрый воздух планеты.
— Бррр, что это за планета? — спросил Леон, укутываясь в свою куртку, которая, по сути, являлась живым существом, вырабатывающем тепло с внутренней стороны.
— Сейчас ее называют Пойсейдон в честь древнего водного бога. Из-за того, что она полностью покрыта океанам. Но насколько я знаю, раньше ее называли Деспойна, — отвечал Адриан, также неприятно ежась от холода.


Mass Effect
Талисманы знаков зодиака. Стихия... ren14 13:53:55
Талисманы знаков зодиака. Стихия Земли. Телец, Козерог, Дева.
Стихия земли.
Люди, рожденные под покровительством стихии Земли трудолюбивы, практичны, основательны. Но у стабильности есть и другая сторона - они часто бывают упрямы, их трудно сдвинуть с места. Им часто не хватает легкости, эмоций, полета фантазии, они верят только в то, что можно потрогать руками. На удачу эти люди не надеются, всего добиваются только своими силами, упорством и трудолюбием. Талисманы призваны подарить еще больше энергии для трудовых свершений, но , в то же время легкость, гармонию с самим собой и другими людьми.
Телец.
Телец как никто другой в зодиаке настроен на обретения богатства. В этом ему помогут такие талисманы в виде статуэток (лучше золотых, или, как минимум, позолоченных) быка, дракона, свернувшегося в клубок, совы. Чтобы кроме богатства Телец также имел вес в обществе, авторитет ему необходим талисман в виде слона. Он наделяет своих обладателей мудростью, степенностью, непререкаемым авторитетом в обществе - тем, к чему как раз и стремится Телец. Слон усилит вашу работоспособность, подарит вам силы и упорство для достижения своих целей, устранит с вашего пути завистников и недоброжелателей. Также приступы гнева у владельцев такого талисмана будут происходить значительно реже, поскольку вы станете терпимее к человеческим порокам. Только фигурка не должна быть сделана из слоновой кости (материал, плохой для изготовления любого амулета, поскольку он приносит в жизнь его обладателя беды и несчастья). Монетки из меди принесут богатство и удачу. Любое произведение искусства будет не только радовать глаз, но и убережет ваш дом от злых, завистливых людей. Металл - конечно же золото! Цвета яркие, цвета сочной зелени, ярко-желтый, лимонный, оранжевый, золотой.
Козерог.
То, что другим приносит беды и несчастья, для Козерогов станет мощным амулетом! Я говорю про черного кота! Заведите себе это животное и вскоре вы почувствуете, что удача везде сопутствует вам, ваш путь к успеху станет гораздо легче. Еще можно завести черепашку - она медленно, но верно, как и Козерог, движется к своей цели - и подарит своему обладателю упорство, выдержку, терпение, долголетие. Фигурки этих животных тоже подойдут в качестве амулета, хорошо будет если они будут сделаны из глины, фарфора, гипса, камня. Статуэтка черепашки также поможет вам быстро найти свою вторую половинку - и не ошибиться с выбором! Изображение земноводных, рептилий, пресмыкающихся, к примеру, лягушки, ящерицы, крокодила, подарит вам необходимую энергию для достижения целей. Картина или фотография с изображением лестницы поможет Козерогам в карьерном росте. Антиквариат или старинные вещи также напитают вас энергией. Цвета вашей удачи - серый, коричневый, хаки.
Дева.
Девы могли и сами заметить, что некоторые юные особы приносят им удачу и новые возможности - так проявляется влияние вашего зодиакального символа. Среди девушек вы всегда чувствуете себя уверенно, напитываетесь положительной энергией. Также вашим талисманом станет изображение или статуэтка кузнечика - с таким магическим помощником вы, при минимуме затрат физических и душевных, добьетесь максимального результата. Из цветов ваш талисман - астра. Обязательно сажайте эти прекрасные цветы каждую весну в вашем цветнике - они зарядят вас положительными эмоциями, вам станет легче общаться с людьми. Сова - символ мудрости. А знак Дева - знак интеллекта, разума. А потому статуэтка в виде совы принесет вам определенность в запутанной ситуации, прояснит непонятные моменты, избавит от сомнений. Меркурий, ваш покровитель, сделает для вас амулетом все, что связано с коммуникациями и движением - записную книжку, календарь, велосипед. Материалы для изготовления талисманов - земные: гипс, глина, керамика. Ваши цвета - синий, фиолетовый, белый, ярко-зеленый.
Стихия Воды. Рыбы, Скорпион, Рак.
Стихия воды.
Люди, рожденные под покровительством стихии воды имеют очень тонкую настройку на духовный мир, они значительно погружены в себя, эмоциональны, это эмпаты, которые глубоко переживают не только по поводу своих неудач и разочарований, но так же глубоко чувствуют и переживания других людей. А потому обереги и амулеты должны быть направлены в первую очередь на блокировку отрицательных эмоций и грустных мыслей. Талисманы должны помочь этим людям снизить их зависимость от собственных эмоций и влияния плохих людей извне
Рыбы.
Статуэтка рыб всегда считалась в восточных традициях приносящей в дом богатство, финансовую удачу, достаток. Рыбам неплохо бы иметь такую и у себя дома. Еще лучше, если это будет золотой кулончик, который вы будете носить ежедневно. Все, что связано с морем, водой подарит вам дополнительный источник жизненных сил, поможет защититься от зла и активирует ваши лучшие качества и черты характера. Это кораллы, жемчуг, изображения морских обитателей. Очень мощным талисманом для представителей знака Рыбы станет настоящая морская раковина. С ней вы сможете стать спокойнее и уравновешеннее, будете реальнее смотреть на жизнь, не позволите эмоциям взять верх над разумом. Это мощный оберег, который защитит вас и ваших родных от зла. Предмет, который вы выбрали в качестве талисмана должен быть округлой формы, с плавными линиями (в форме морской волны). Ваш материал - мрамор. Цвета удачи для Рыб - сиреневый, бирюзовый, серебристый, белый.
Скорпион.
Как правило, Скорпионы не верят в талисманы - они верят в силу разума и в судьбу. Но именно представители этого знака зодиака способны заряжать предметы своей собственной силой - и эти предметы становятся для них мощными амулетами. Талисман в виде скорпиона подарит представителю соответствующего знака вдохновение, уверенность в собственных силах, с таким помощником никто не сможет обвести Скорпиона вокруг пальца! Фигурки лягушки или жука-скарабея принесут Скорпиону финансовую удачу, причем, там, где другие не смогли извлечь выгоды. Если есть возможность (и желание) можно завести живого скорпиона или лягушку - силы такого живого талисмана увеличатся в разы! Удачу в делах принесут фигурки пирамиды, змеи. Металлы Скорпиона - железо, состаренное серебро. Цвета удачи - все оттенки красного (цвета крови).
Рак.
Проявить лучшие свои качества Ракам поможет талисман в виде луны - ведь, именно под покровительством этой планеты рождаются представители этого знака. Кулон в виде полумесяца станет мощным оберегом. Статуэтка или кулон в виде сердечка принесет Ракам душевное спокойствие. Талисман в виде рака подарит дополнительные силы, когда это нужно, стоит лишь подержать вещицу с его изображением. Все женские штучки (Рак -женский знак) типа: бусики, веера, зонтик, зеркальце принесут Ракам умиротворение, подарят уверенность в собственных силах. Посуда из хрусталя или серебра принесет мир и спокойствие в дом, защитит ваше жилище от дурного глаза и сплетен. Позитивное влияние среди животных на вас окажут слон, кошка, сова, черепаха (можно завести себе соответствующего питомца). Цвета, приносящие вам удачу и душевное спокойствие - зеленый, серебристый, белый, синий.
Стихия Воздуха. Весы, Близнецы, Водолей.
Стихия воздуха.
Воздух это свобода, полет, раздолье, где нет ограничений и направления. Люди этой стихии дружелюбные, независимые, общительные. Они с легкостью генерируют идеи, привносят в нашу жизнь новые веяния, тенденции, они - как глоток свежего воздуха! Талисманы этих знаков направлены на поддержания душевного равновесия, чтобы не было перекоса энергии в какую-то одну сторону, талисманы должны принести в жизнь представителей этой стихии гармонию и уверенность в собственных силах. Нелишним также будет оградить себя от отрицательного воздействия извне.
Весы.
Кулон в виде сердца защитит от жизненных передряг не только представителей знака Весы, но и всех тех, кто ему дорог. Металл в данном случае неважен. Он подарит Весам жизненную силу, способность заглянуть внутрь себя и отыскать там резервы для борьбы зато, что ему дорого. Это хороший оберег для путешественников. Талисман в виде весов привнесет в жизнь представителей этого знака гармонию, поможет раскрыть их лучшие качества, нивелирует недостатки. Весы и сами могут заметить, что удачу им приносит их любимая книга. Из металлов подойдут бронза и медь - даже кухонная утварь (которая прослужила верой и правдой много лет и за которой тщательно ухаживали) из этих металлов поможет уберечь дом Весов от злых языков, дурных людей. Вообще антиквариат будет не только радовать глаз, но и послужит верой и правдой для защиты вашей семьи. Цвета Весов - светлые, бежевые, розовые.
Близнецы.
Талисман в виде маски не только символизирует знак зодиака Близнецы как таковой, но послужит мощным амулетом для представителей этого знака - он откроет перед Близнецами все двери, поможет им легче находить общий язык с собеседником, откроет источники новые информации, не допустит в жизнь своих подопечных скуку и однообразие. Кулончик в виде ключика поможет Близнецам подобрать ключик к любому сердцу, а свое надежно запереть от худых людей! Если Близнецы хотят получить магическую поддержку им стоит обзавестись талисманом в виде звезды или змеи. Если хватит смелости, можно завести себе змею в качестве питомца - сила амулета в разы возрастет! Близнецы могли и сами заметить, что все, что связано с передачей информации несет в их жизнь положительную энергетику - это может быть записная книжка, флешка, даже автомобиль! Цвета Близнецов светлые - серый, желтый, голубой. Металл - серебро, золото.
Водолей.
Талисманом, который сможет оградить Водолеев от дурных мыслей, дурных снов, напрасных сомнений станет Ловец снов. Поскольку Водолей считается знаком, способным заглянуть в будущее, то ему понадобится небесная защита от того негатива, который может "налипнуть" на него в процессе таких попыток увидеть то, чего еще нет. Мощным оберегом станет для Водолея именная икона, фигурка ангелочка (лучше из фарфора). У небесного покровителя можно попросить совета в трудную минуту - ответ придет в виде подсказки, знака, вещего сна. Удачу Водолею принесет все, что способно летать - фигурка птички, изображения крыльев, модель самолета, ракеты. Старый навесно замок (хорошо если это будет старинный предмет, доставшийся от предков) направит энергию Водолеев на преобразование, а ни разрушение, он символизирует тягу представителей этого знака ко всему загадочному, неизведанному. Изображения зигзагообразных узоров принесут удачу. Металл Водолея - олово. Цвета удачи яркие - ультрамарин, лазурь, бирюза.
Стихия Огня. Овен, Лев, Стрелец.
Стихия огня.
Огненные знаки довольно импульсивны, резки, напористы. Это яркие и энергичные личности, у которых огромное количество друзей. Но и врагов, завистников у них немало. А потому талисманы должны быть направлены не только на поддержание их внутреннего огня, но и на защиту от негатива извне. Они быстро загораются, но также быстро могут и остыть - это касается как чувств, эмоций, так и идей, проектов, желаний. Для представителей этого знака важно развивать в себе способность доходить до финала, не бросать дело на полпути. А талисманы могут этому поспособствовать.
Овен.
Животные, покровительствующие­ Овнам - это баран и олень, они помогут правильно направлять и распределять энергию. Можно выбрать в качестве талисмана фигурку этих животных, сделанную из металла. Отличным талисманом для представителей этого знака станет холодное оружие - кортик, нож, поскольку планета-покровитель­ Овнов, Марс, связана с войной, борьбой. Молот Тора станет отличным талисманом, из которого Овен может черпать дополнительные силы и понимать направление, в котором нужно эту силу применить. Или нанести на предметы, которыми Овен часто пользуется соответствующую его знаку руну (смотрим ТУТ!). Талисман в виде брелока должен быть их металла, лучше золота, квадратной формы. Цвета-талисманы - желтый, красный, оранжевый (огненные оттенки).
Стрелец.
Стрелец изображается в астрологии в виде кентавра - получеловека, полу лошади, а потому все, что связано с этим животным (фигурка коня, подковка, что-то из снаряжения - седло, к примеру) - принесет удачу представителям этого знака зодиака. Животное символ этого знака также саламандра (по легенде способная жить в огне) - фигурка в виде этого животного (или вообще любой ящерицы) подарит Стрельцу целеустремленность на пути к своей мечте, поможет выбраться целым и невредимым из любой передряги. Из металлов лучше всего подойдет олово (металл Юпитера - планеты-покровителя­ Стрельца) - а потому оловянные солдатики тоже послужат отличным амулетом. Кельтские орнаменты тоже стоит нанести на какой-то предмет, который Стрелец часто использует (кошелек, к примеру) - это привлечет удачу вообще, и денежную, в частности. Цвета удачи - пурпурный, синий, фиолетовый.
Лев.
Лев обладает неиссякаемой силой, упорством, желанием всегда быть на первых ролях, он жаждет почета и славы. Мощным талисманом для него послужит некая семейная реликвия, передающаяся из поколения в поколение. Еще более могущественным талисманом станет фамильное украшение из золота с рубинами (или другими драгоценными, блестящими камнями красных, желтых, оранжевых оттенков). Солнечные атрибуты (на брелоке, на одежде, на медальоне) подарят еще больше энергии представителям этого знака, сделают их практически неуязвимыми для злых языков, зависти, уберегут от обмана. Фигурка или изображение звезды поможет отыскать правильное решение. Из животных можно выбрать свой талисман между львом, орлом, лебедем, божьей коровкой. Цвета этого знака зодиака - черный, алый, желтый.




Категории: Талисманы;камни;знак­и зодиака
воскресенье, 18 ноября 2018 г.
И чего у меня настроение просто... Бывший рыцарь 17:26:03
И чего у меня настроение просто ужасное? Я же чёртов счастливец, любимец жизни.
Пришёл альбомчик! Он потрясающий.
Велосипед-едет, я-здоров, работа-та, которой можно гордится, жена-красавица и умница, а я всё-равно хмурый по утрам,
всё думаю, зачем женился?... Вот едешь себе утром на велосипеде, потеешь, прохлада... а в ухе наушник и лекция по философии. Там лектор из Киева обсуждает вопрос, почему зародилась философия в Греции, так из Платона вытекает, что развитие наук - необходимость в рамках того, что греки образовали особый политический уклад, в рамках которого надо принимать взвешанные решения, что требует построения моделей.

А Аристотель позже писал, что философия - способ смертному прикоснуться к божественному, вечному, к тому, что не обремленено материей, разложением... понимаете? Построение моделей максимально абстрактных, "ненужных", неприменимых, напоминает математиков 18 века :-)­ Где эти люди? Почему я здесь?
А я всё потею, кручу эти педали... и что дальше? Вот у греков жизнь была, как мотивировали свои поступки, свои занятия...
А рассказать особо и не кому.

Хочется поделиться:
­­
Это результат почти 3 месяцев работы. Дано: видео, как машинка едет по городу, данные GPS. Надо: оценить её скорость.
Мы построили математическую модель оптического поток, проходящего сквозь камеру, и получили зелёные точечки. Потом взяли от этого "хауса" медиану глубиной 21 и получили синие точечки, а красные - это данные GPS. Вот. И кто хочет с этим работать? Где этот идеальный мир? Вот по-этому люди и любят сидеть в компьютерных играх, сериалах, книгах... Нам нравится строить "ненужные" модели, любоваться ими, греться в лучах их непротиворечивости.­..

Это всё сумбур, но мне интересно, каково это быть супругом Марии Кюри? Она будет "плохой" женой? Ведь жена это не только разговори и секс, не знаю... Поскорей бы четверг, может быть получится в DnD поиграть...
Пожить в полном и непротиворечивом мире в кругу соратником.
На старт Сеpый в сообществе Вечность 14:30:26

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

Столько написано о первой экспедиции на Луну, поневоле спросишь себя: можно ли рассказать о ней что-нибудь новое?
И все-таки мне кажется, что официальные доклады и отчеты очевидцев, радиорепортажи и магнитозаписи не воссоздают всей картины.
Много говорится об открытиях – и очень мало о людях, которые их сделали.
Как командир «Индевера» и начальник британского отряда, я наблюдал немало такого, чего вы не найдёте в книгах, и кое-что – не все – теперь можно рассказать.
Надеюсь, когда-нибудь своими впечатлениями поделятся мои коллеги, командиры «Годдарда» и «Циолковского».
Но капитан Ванденберг все еще на Марсе, а Краснин где-то между Венерой и Солнцем, так что пройдет не один год, прежде чем мы прочтем их воспоминания.
Подробнее…Чистосердечное признание, говорят, облегчает душу. Что ж, мне и впрямь будет легче, когда я расскажу правду о графике Первой лунной экспедиции, который всегда был окутан покровом тайны.
Общеизвестно, что все три корабля – американский, советский и британский – были собраны на орбите Третьей космической станции, на высоте пятисот миль над Землей, из частей, которые забросили транспортными ракетами. Хотя детали изготовили заранее, на сборку и испытание ушло больше двух лет; к концу этого срока многие, кто не понимал, как сложна задача, стали терять терпение. Люди видели десятки фотографий, даже телепередачи: три корабля в космосе рядом с Третьей станцией, как будто полностью смонтированные и готовые сию минуту уйти в полет. Но эти кадры не показывали, что идет еще тонкая кропотливая работа, установка и всесторонняя проверка тысяч труб, электропроводов, моторов и приборов.
Дата старта не была точно определена. Луна всегда находится примерно на одинаковом расстоянии от Земли, и можно стартовать чуть ли не в любое время – был бы корабль готов. Если говорить о расходе горючего, практически нет никакой разницы, вылетите ли вы в полнолуние, или новолуние, или какой-либо промежуточный день. Мы не хотели гадать, когда полетим, как ни добивались от нас определенного ответа. В космическом корабле столько узлов и деталей, которые могут вдруг выйти из строя; мы не собирались уходить от Земли, пока не выверим все до последнего винтика.
Никогда не забуду последнего совещания командиров, когда все собрались на космической станции, чтобы доложить о готовности. Каждый отряд выполнял свое задание, но экспедиция была совместной, поэтому договорились, что три корабля сядут на Луне в пределах двадцати четырех часов в заранее условленном районе Моря Жажды. Что же касалось подробностей, то тут командиры решали сами. Смысл этого? Ну хотя бы тот, что один не повторит ошибок другого.
– Я буду готов к первой репетиции старта завтра утром в девять ноль-ноль,– сообщил командор Ванденберг.– Как вы, джентльмены? Попросим командный пункт Земли проследить за всеми тремя?
– Что ж, о'кей,– сказал Краснин; его никак нельзя было убедить, что американцы уже двадцать лет не говорят «о'кей».
Я молча кивнул. Правда, у меня шалила одна группа контрольных приборов, но это большой роли не играло: к тому времени, когда баки заправят горючим, приборы будут налажены.
Репетиция охватывала всю программу старта; каждый участник должен был выполнить то, что предстояло ему в полете. Конечно, мы тренировались еще на Земле, на макетах, но лишь здесь можно было устроить всестороннюю проверку. Только не взревут моторы, а так все будет, как при настоящем старте.
Мы провели шесть репетиций, разобрали корабли, чтобы устранить неполадки, затем провели еще шесть репетиций.
«Индевер», «Годдард» и «Циолковский» были в полной готовности. Теперь только заправиться, и можно трогать…
Не хочу даже вспоминать последние напряженные часы перед вылетом. Глаза всего мира обращены к нам… Время старта назначено с точностью до нескольких часов, испытания завершены, все, что зависело от нас, – сделано.
И вот тут-то очень высокое начальство вызвало меня к радиоаппарату для совершенно секретного разговора. Мне сделали предложение, которое – учитывая, от кого оно исходило,– было равносильно приказу. Конечно, сказали мне, первая экспедиция – совместное предприятие, но нельзя забывать, сколь важно для нашего престижа опередить остальных. Хотя бы на час-другой…
Я был потрясен таким предложением и не стал этого скрывать. Работая плечом к плечу с Ванденбергом и Красниным, я успел по-настоящему подружиться с ними. И я прибег ко всяческим оговоркам, мол, орбиты уже рассчитаны, теперь ничего не сделаешь. Каждый корабль пойдет наиболее экономным маршрутом, сберегая горючее. Стартовав одновременно, мы и прилунимся в одно время, разница не превысит нескольких секунд.
К сожалению, кто-то предусмотрел и это. После заправки наши корабли в готовности номер один должны были сделать еще несколько оборотов вокруг Земли, прежде чем покинуть орбиту спутника и идти на Луну. На высоте пятисот миль мы делали полный оборот за девяносто пять минут, и на каждом круге лишь одна точка годилась для старта. Если мы стартуем за один оборот до срока, остальным придется ждать девяносто пять минут, чтобы идти за нами. И прилунятся они на девяносто пять минут позже…
Не буду излагать всех доводов, мне до сих пор стыдно, что я уступил, согласился предать товарищей. Тщательно высчитанная секунда настала, когда мы были в тени Земли и на миг для нас наступило затмение Солнца. Ванденберг и Краснин, честные ребята, думали, что я вместе с ними пройду еще один круг, а потом мы все вместе тронемся в путь. В жизни не чувствовал себя таким подлецом, как в ту секунду, когда я повернул пусковой ключ и ощутил рывок моторов, уносящих меня прочь от матери-Земли.
Следующие десять минут мы были заняты только нашими приборами, проверяли, как «Индевер» выдерживает расчетную орбиту. Наконец, вырвались из объятий Земли, выключили моторы и почти тут же ночная тень сменилась слепящим солнечным светом. Теперь до самой Луны – пять суток беззвучного полета по инерции – не будет ночи.
Уже тысяча миль отделяет нас от Третьей космической и наших товарищей. Через восемьдесят пять минут, в назначенный срок, Ванденберг и Краснин выйдут на старт и ринутся следом за мной. Но догнать меня невозможно. Хоть бы не очень сердились, когда встретимся на Луне…
Включив кормовую телекамеру, я увидел далекое светящееся пятнышко. Третья космическая только что вышла из земной тени. Прошло несколько секунд, прежде чем я сообразил, что «Годдард» и «Циолковский» не парят там, где я их покинул…
Оба корабля шли в полумиле от меня, не отставая ни на шаг. Мгновение я глядел на них, не веря собственным глазам, и вдруг понял: не только англичанам пришла в голову блестящая идея… «Ах, черти, обманщики!» – подумал я. И рассмеялся. Только через несколько минут я вспомнил о Командном пункте и успокоил озадаченных наблюдателей. Все идет по плану – правда, не по тому плану, который объявлен первоначально…
Потом в эфире зазвучали смущенные голоса: мы поздравляли друг друга с успешным стартом. А вообще-то, мне кажется, в душе каждый из нас был рад такому обороту дела. Остальную часть пути нас разделяло самое большее, несколько миль, а садились мы так согласованно, что тормозные ракеты трех кораблей одновременно обожгли своим дыханием поверхность Луны.
Ну, хорошо, не совсем одновременно. Я мог бы, конечно, с гордостью сослаться на показания приборов, подтверждающих, что «Индевер» опередил Ванденберга на две пятых секунды. Но ведь ровно на столько же Краснин опередил меня.
Учитывая дистанцию – двести пятьдесят тысяч миль,– думаю, что вы поместили бы всех троих на верхнюю ступеньку пьедестала почета…


Артур Кларк
.... огнесручий какаду 09:52:03
МАНДАВОШКА КУКАРЕКУ ЙОП ТВОЮ МАТЬ!!!!!!!!!!!!!!!­!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Категории: Сортир
суббота, 17 ноября 2018 г.
<5 Morvudd 22:00:24

Герман, прекращ­ай, ну серьезн­о

Кажется, моя комната превратилась в склад из-под бутылок сидра.
Теперь я вечно сталкиваюсь с дилеммой - мак или сидр.
И все чаще побеждает сидр...
Баббель расскажет Babbel Bandet 19:55:14
пару дней назад здорово так прокусила себе губу, болит страшно.
весь день сегодня вынуждена "есть" зеленку. у меня зубы уже все зеленые.

Категории: Babbel tells
Ремастер "Command and conquer" и смешанные чувства Nikikiki 16:56:25
Тут анонсировали ремастер "Command and conquer", смешанные у меня чувства. С одной стороны я рад, так как любимая часть будет переиздана, а разрабатывать будут при участии отцов основателей из Petroglyph. С другой стороны gEA которая успешно убила Westwood и загубила серию игр C&C что меня настораживает ну очень сильно, особенно с их подходом к созданию игр и навязыванию всякой гадости. Как пример новая батла которая из-за феминизма и прочей лабуды проиграет и так провальной "Call of duty" (ура, наконец колда смогла). Причем странно что gEA и Petroglyph работают вместе, так как gEA уничтожили в 2003 году Westwood из-за чего выходцам пришлось основать Petroglyph. Как бы не было это просто маркетинговым ходом, как например когда в плохое кино для окупаемости зовут играть хорошего актера. В добавок еще узнал что в 1997 году разрабатывалась RPG по вселенной Command and conquer под руководством Уоррен Спектора. Увы Джон Ромеро сделал предложение создать игру своей мечты и Спектор ушел в Ion shtorm забрав наработки и выпустив потом великую игру Deus Ex. Я сам не знал что Deus Ex был когда-то Command and conquer. Обилие гаджетов и атмосфера хорошо намекают на это, может потому и разрушенная статуя свободы перекочевала в игру. Жаль что та самая игра не вышла, мне очень хотелось в нее поиграть. Что тут могу казать, gEA сволочи, Petroglyph жалко, сам ремастер жду. Надеюсь Кукана вернут на роль Кейна и после ремастеров всех частей выпустят каноничный Command and conquer 3. Увы это будет видно в 2019-2020 году...
пятница, 16 ноября 2018 г.
`503 djosolin 06:53:12

Те - кто мыслит стереотипами не способен увидеть истины. Тот кто раз и навсегда что-то решил для себя и не меняет мнения, не слушает другие точки зрения - не способен шагнуть за рамки своего мировосприятия, не способен придать критике собственные суждения. Человек - существо разумное, человек ДОЛЖЕН мыслить критически - я верю, что именно так достигается личностный и общечеловеческий прогресс. Я феминистка, это моё решение, но я поддерживаю далеко не всё. Я феминистка - но феминизм бывает разным - радикальным, либеральным, бывает неофеминизм и так далее. Я женщина и отстаиваю свои права -но они не должны мешать другим людям. Я - чайлдфри, мне просто не нравятся дети - и чем младше - тем сильнее, но обязана признавать, что нынешнее поколения всё же лучше моего - они замечают несправедливость, они не аполитичны, как были мы, они - активные горожане прямо со школьной скамьи. Я уважаю этих школьников за то, что они выбрали бороться - это имеет смысл - их не будут сажать, а принятые меры против детей всегда вызовут резонанс. Я не люблю детей, но дети страны - это очень важно, это новые формирующиеся горожане - поколение, которое будет позже управлять Россией. И что же - эта самая страна позволяет себе такое, как в Кемерово. Да, я не люблю детей... Но мне было страшно, когда я представляла горе их родителей - это не было горем власти - им всё равно что будет после них, родителей убитых детей (именно убитых - равнодушием путинской власти) назвали митингующими/оппози­цией/бузотерами... Мне грустно от того, что люди верят в эту власть и не применяют критического мышления к своим убеждениям. Это как очистка компьютера от устаревших файлов - критически рассматривать собственные тезисы, принципы и суждения нужно регулярно. Я атеистка - я не верю ни в загробную жизнь, ни в Аллаха, ни в Господа - я считаю, что сильному человеку творить беззаконие должен мешать внутренний стержень, а не запугивание карой и наказаниями и обещаниями райской жизни за примерное поведение - но я всегда послушаю человека, чьи взгляды отличны от моих, и ежели я услышу аргументы весомее моих - я должна буду пересмотреть свою позицию, естественно. И я никогда не обижу адекватного религиозного человека - они имеют право верить, пока это не мешает мне - и наоборот, я не верю, но это не должно мешать им. Иногда тяжело достичь этого баланса - но если люди будут добрее друг к другу и мудрее, острые углы соприкосновения свобод противодействущих сторон будут сглажены. Из вышеперечисленного понятно, что в нашей стране я - персона нон грата, такие люди как я здесь совсем совсем нежелательны - самые настоящие "бузотёры", расшатывающие скрепы и лодку и вообще всё вокруг.
Вот ты и основательно познакомился со мной, мой анонимный читатель. Но и это ещё не всё - я еще и патриотка, я люблю Россию - но не поддерживаю действующую власть. Я говорю это сейчас, потому что складывается такое ощущение, что совсем скоро у меня отнимут право высказать это. Однако я не поддерживаю агрессивного разрешения конфликта, хотя все больше и больше мне кажется, что мирным путём в России не получится - и это прискорбно, но власти сами в этом будут виноваты. Я, на данном отрезке своей жизни, лишь хочу быть отсюда как можно дальше, когда это начнётся, пока еще не опустился железный занавес - бежать отсюда. Но ничего для этого не делаю, Анон. Каждый день говорю, что надо что-то делать, а что? Я не знаю. Ни связей, ни денег, неизвестно куда - где мы нужны? Нигде мы не нужны, мой читатель. Не нужны ни своей стране, ни чужой - никому. Посмотри на усталые, изможденные, обозленные лица горожан, неспешно бредущих по серым грязным улицам твоего города или села, и ты поймёшь - мы не нужны уже даже себе.

Мысли критически. Пора просыпаться, Россия.


Категории: Без тега сегодня
119 baby dont fake it 00:12:19
Вернуться бы на пару дней в армию, чтобы снова ощутить этот холод безумных ночей.
Снова биться каской о стальной каркас под шум желтокрасных дней, встречая разбитые улыбки в дыме от сигарет.
Снова с грустью и пятидневно пустым желудком слушать треск горящих полен под светом звезд, в надежде вернуться как можно скорей.
Просто, чтобы перезагрузить свой уставший и отчаявшийся мозг. Чтобы снова ощутить прекрасный аромат свободы таким, какой он есть. Знать, что впереди все будет хорошо. Знать, что тебя кто-то ждет и дома разогрет теплый очаг.
Так беспечно потерять чувство радости быть живым. Как же ты мог предать сам себя, Женя? Я просто хотел быть живым и свободным, больше ничего для счастья и не нужно. Так зачем же ты снова разбиваешься об это глупое одиночество? Просто смирись и вспоми, что ничего прекрасней свободной жизни нет. Но свободен ли я?
четверг, 15 ноября 2018 г.
Герой Советского Союза Бондарев Матвей Арсентьевич чтобы понили Viktor Efimov 20:51:47
 ­­

Бондарев Матвей Арсентьевич род. 6.4.1913 в дер.Высокое
ныне Хотынецкого р-на Орловской обл. в семье крестьянина
. Русский.
Член КПСС с 1940.
Образование начальное.
Работал продавцом.
В Советской Армии с 1935.
В 1938 окончил курсы младших лейтенантов.
Участник Великой Отечественной войны с июня 1941.
Заместитель командира дивизиона 32-го гвардейского артиллерийского полка
(13-я гвардейская стрелковая дивизия, 5-я гвардейская армия,
1-й Украинский фронт) гвардии капитан Бондарев отличился при форсировании
Одера северо-западнее г.Бриг (Бжег, ПНР). 24.01.1945 вместе с передовыми
подразделениями переправился на противоположный берег, успешно управлял
с НП огнем артиллерийской группы дивизии в ходе форсирования реки
соединением и боя за плацдарм. Когда был окружен на НП, трижды
вызывал огонь на себя. Погиб в этом бою.
Звание Героя Сов. Сооза присвоено 10.4.1945 посмертно.
Награжден орденом Ленина,
Отечественной войны 2 ст.,
Красной Звезды.
Похоронен на западной окраине населенного пункта Шайдельвитц (4 км севернее г.Бжег).
В пгт.Хотынец установлен бюст Героя. Его имя носит улица поселка.




­­
Полукровки на Венере Сеpый в сообществе Вечность 10:46:05

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

Влажная сонная атмосфера всколыхнулась и с воем уступила насилию.
Обширное плато трижды содрогнулось, когда массивные яйцевидные снаряды, пришедшие из глубокого космоса, соприкоснулись с ним.
Грохот посадки, отразившись от гор, вздымавшихся на одном краю плато, эхом докатился до буйных зарослей на другом; и снова все погрузилось в молчание.
Один за другим с лязгом открылись три люка; нерешительно, поодиночке стали появляться человеческие фигуры.
Сперва настороженно, потом с нетерпением и ликованием люди делали первые шаги в новом мире, пока пространство вокруг кораблей не оказалось заполнено их толпой.
Тысяча пар глаз жадно всматривались в окружающее, тысяча ртов возбужденно переговаривались.
И тысяча белоснежных хохолков футовой высоты грациозно зашевелилась на ветру чужого мира.
Твини высадились на Венере.
Подробнее…Макс Скэнлон устало вздохнул:
- Вот мы и добрались! - Он отвернулся от иллюминатора и тяжело опустился в кресло. - Они счастливы как дети... и я не могу осуждать их за это. Мы вступили в новый мир - мир, который целиком принадлежит нам одним - и это великое событие. Но это только начало, и впереди у нас трудные дни. Я почти испуган. Этот проект так хорошо начался, но как же тяжело будет довести его до конца...
Ласковая рука легко коснулась его плеча, и он крепко сжал ее, улыбнувшись голубым глазам, вопросительно и нежно смотревшим на него.
- Скажи, Мэдлин, а ты не боишься?
- Вот уж нет! - восторженность ее тут же сменилась печалью. - Вот только... если бы отец был с нами! Ты... Ты же знаешь, он значит для нас гораздо больше, чем для остальных. Мы... Мы были первыми, кого он взял под свое крыло, помнишь?
Они смолкли, погрузясь в воспоминания. Макс вздохнул:
- Помню его в тот день, сорок лет назад... поношенный костюм, трубка, все прочее. Он пригласил меня в гости. Меня, презренного полукровку. И... и он нашел мне тебя, Мэдлин!
- Я помню, - на глазах у нее навернулись слезы. - Но ведь он остался с нами, Макс, и всегда с нами будет... здесь, и вот здесь.
Ее рука прикоснулась сперва к собственной груди, потом к груди Макса.
- Эй, папа, лови ее, лови!
Макс обернулся на голос старшего сына как раз вовремя, чтоб успеть подхватить стремительно несшийся к нему комочек трепыхающихся рук и ног. Он поставил девчушку перед собой и с серьезной миной спросил:
- Отдать тебя назад папе, Элиза? Он тебя зовет.
Малышка восторженно затопотала ножками.
- Нет, нет! Я хочу с тобой, дедуля! Я хочу, чтобы ты посадил меня на плечи, а потом и я, и ты, и бабуля пошли бы гулять по этим красивым местам!
Макс повернулся к сыну, суровым жестом указывая на дверь:
- Убирайся быстрее, никудышный отец. Пусть старый дед расплачивается за тебя и на этот раз.
Артур улыбнулся.
- Только внимательно присматривай за ней, ради всего святого. Едва она выбралась из ракеты, нам с женой пришлось устроить на нее настоящую охоту. Мы держали ее за воротник, чтобы не убежала в лес. Разве не так, Элиза?
Услышав это, Элиза неожиданно вспомнила о давней обиде.
- Дедуля, скажи ему, что мне хочется поглядеть на эти маленькие деревца. А то он меня не пускает, - она выскользнула из рук Макса и побежала к иллюминатору. - Ты только посмотри туда, дедуля, только посмотри! И там деревья, и там! И совсем снаружи не темно. Мне так не нравится, когда снаружи темно, а тебе?
Макс подался вперед и ласково взъерошил мягкий белый хохолок девчушки. - Да, Элиза, мне тоже не нравится, когда там темно. Но и тогда была не совсем полная тьма, а отныне никакой тьмы вообще не будет. А теперь лети к бабушке. Она специально для тебя придумает какое-нибудь пирожное. Так что вперед - и бегом!
Он с улыбкой проследил за удаляющимися фигурами жены и внучки, но когда он повернулся к сыну, глаза его вновь стали серьезными.
- Итак, Артур?
- Да, папа!
- Нельзя терять время, сынок. Мы должны немедленно приступить к строительству. Подземному строительству.
- Подземному? - Артур отшатнулся, и на лице его появилось испуганное выражение.
- Раньше я молчал, но это вопрос жизни. Любой ценой мы должны исчезнуть из поля зрения Системы. На Венере тоже есть земляне... чистокровные. Правда, их немного, но от этого они не изменились. И они не должны нас обнаружить - по крайней мере, до тех пор, пока мы не подготовимся ко всему, что может нас ожидать. А на это потребуются годы.
- Но подземные жилища, отец! Жить, как кроты, вдали от воздуха и света! Нет, мне это не по душе.
- Какая чушь! Не стоит излишне драматизировать. Жить мы будем на поверхности. Но энергостанции, запасы пищи и воды, лаборатории - все должно находится под землей и быть неуязвимым. - Старый твини раздраженно отмахнулся от этой темы. - Забудь об этом до поры, до времени. Я хочу поговорить кое о чем другом, о чем мы уже однажды спорили.
Глаза Артура застыли, уставившись в потолок. Макс поднялся и опустил руку на мускулистые плечи сына.
- Мне уже шестьдесят, Артур. И сколько я еще протяну, не знаю. В любом случае, лучшие годы уже прошли, так что будет разумнее, если я передам руководство более молодому, более энергичному человеку.
- Все это сентиментальная болтовня, отец, и ты это знаешь. Среди нас нет никого, достойного припасть к твоим сандалиям, и никто даже секунды не станет слушать никаких планов о назначении преемника, пока ты жив.
- Я не собираюсь просить их слушать меня. Это ни к чему... новым вождем станешь ты.
Молодой человек отрицательно покачал головой.
- Ты не можешь заставить меня сделать это против воли.
Макс досадливо улыбнулся.
- Боюсь, ты увиливаешь от ответственности, сынок. И обрекаешь своего бедного старого отца на тяжкий труд, на ношу, которую он со своими скудными силами уже не в силах нести.
- Отец! - последовало неуверенное возражение. - Но ведь это же не так. Ты же так не думаешь. Ты...
- Попробуй опровергнуть. Посмотри-ка на это следующим образом. Нашей расе необходимо активное руководство, обеспечить которое я не способен. Я всегда буду рядом, чтобы дать совет, - пока я жив; но с этих пор инициатива должна исходить от тебя.
Артур нахмурился, с трудом подбирая слова:
- Хорошо, раз ты так ставишь вопрос. Я беру на себя должность фельдмаршала. Но помни, что верховный главнокомандующий - ты.
- Отлично! Теперь давай-ка отметим это событие, - Макс открыл шкаф, достал из него коробку и украдкой извлек из нее пару сигарет. Потом вздохнул. - Запасы табака почти исчерпаны, а нового не будет, пока мы не вырастим свой, но... покурим в честь нового руководителя.
Голубой дым клубами поплыл вверх. Сквозь его завесу Макс взглянул на сына.
- А где Генри?
- Понятия не имею, - усмехнулся Артур. - Я не видел его с момента посадки. Но зато я могу сказать, с кем он.
- Мне это тоже известно.
- Пока светит солнце, с детьми всегда будут хлопоты. Думаю, пройдет не так уж много лет, отец, и ты сможешь баловать вторую партию внучат.
- Если они будут такими же славными, как первые трое, то я согласен. Надеюсь дожить до этого дня.
Отец и сын нежно улыбнулись друг другу и молча прислушались к приглушенным звукам счастливого смеха сотен твини, доносившимся снаружи.
* * *
Генри Скэнлон склонил голову набок и поднял руку, требуя тишины.
- Слышишь звук бегущих волн, Айрин?
Девушка, стоявшая рядом, кивнула:
- Где-то там.
- Пойдем посмотрим. В той стороне перед самой посадкой блеснула река. Может, это она и есть.
- Наверное, но нам следовало бы вернуться назад, к кораблям.
- Чего ради? - Генри остановился, удивленно взглянув на нее. - Мне казалось, ты будешь рада размять ноги после многих недель, проведенных на борту.
- Ну, там может быть опасно.
- Только не здесь, на возвышенностях, Айрин. Венерианские плато - это, практически вторая Земля. Сама можешь убедиться, что это лес, а не джунгли. Даже если бы мы находились в прибрежных районах... - он резко замолчал, точно вспомнив о чем-то. - К тому же, что тебе бояться? - И он похлопал по висящему у бедра тониту.
Айрин подавила невольную улыбку и бросила лукавый взгляд на своего хвастливого спутника.
- Я прекрасно знаю, что ты со мной. Но в том-то и опасность
- Очень мило... - Генри нахмурился. - И это награда за мое хорошее поведение...
Он побрел дальше, печально размышляя о чем-то своем, потом жестом указал на деревья:
- Они напомнили мне, что завтра день рождения Дафны. Я обещал ей подарок.
- Подари ей корсет, - последовал быстрый ответ. - Этой толстухе!
- Кто толстуха? Дафна? Хм-м... я бы так не сказал, - он тщательно обдумывал ответ, испытующе поглядывая на спутницу. - Нет, я бы скорее определил ее... как бы точнее выразится... как "очаровательную пышку". От нее так и пышет уютом.
- Она толстуха, - не столько сказала, сколько прошипела Айрин, и ее личико исказилось от ревности, - и глаза у нее зеленые!
Девушка проскользнула вперед и пошла, вздернув подбородок, прекрасно сознавая, что фигура у нее грациозная.
Генри ускорил шаг и догнал ее.
- Я, конечно, всегда предпочту тощую девицу.
Айрин повернулась к нему, стиснув маленькие кулачки.
- Я не тощая, ясно тебе, нелепая, глупая обезьяна!
- Но, Айрин, почему ты решила, что это я про тебя? - голос его звучал серьезно, но глаза смеялись.
Девушка покраснела до ушей и отвернулась, нижняя губа у нее подрагивала. В глазах Генри мелькнуло беспокойство. Он осторожно погладил ее по плечу.
- Сердишься, Айрин?
Улыбка, внезапно озарившая лицо девушки, была словно бриллиант в оправе серебристого сияния ее волос.
- Нет, - просто ответила она.
Их глаза встретились, и на мгновение Генри растерялся... А когда понял, что произошло, было уже поздно; неожиданный поворот, мягкий смешок - и Айрин вновь обрела свободу.
Дойдя до просвета меж деревьями, она воскликнула:
- Смотри, озеро!
И бросилась вперед. Генри проводил ее хмурым взглядом, бормоча что-то себе под нос, потом помчался следом.
Пейзаж походил на земной. Поток, проложивший свой извилистый путь между группами тонкоствольных деревьев, впадал в спокойное озеро, достигавшее несколько миль в ширину. Задумчивое спокойствие лишь подчеркивалось приглушенным хлопаньем крыльев летучих ящеров, гнездившихся в кронах.
Двое твини - юноша и девушка - застыли на краю леса и упивались красотой открывшегося зрелища.
Неподалеку послышался негромкий всплеск. Айрин вздрогнула от неожиданности.
- Что случилось?
- Н-ничего. По-моему, что-то движется в воде.
- Ну ты и выдумщица, Айрин!
- Нет, я что-то видела. Оно появилось и... о, господи, Генри, не сжимай меня так сильно...
Она чуть не упала, когда Генри неожиданно оттолкнул ее прочь и схватился за тонит. И тут же прямо перед ними из воды высунулась мокрая зеленая голова и уставилась на них широко расставленными, удивленно выпученными глазами. Широкий безгубый рот раскрылся и быстро закрылся, не издав ни звука.
* * *
Сцепив руки на затылке Макс Скэнлон задумчиво обозревал суровые предгорья.
- Значит, вот что ты надумал?
- Именно, отец, - с энтузиазмом настаивал Артур. - Если мы укроемся под этими толщами гранита, никто нас не сыщет. С нашими неограниченными запасами энергии потребуется не больше двух месяцев, чтобы выплавить просторную пещеру.
- Хм-м! Это потребует осторожности!
- Все предусмотрено!
- Но ведь горные районы - районы землетрясений.
- Мы изготовим достаточное количество статис-излучателей, чтобы утихомирить недра Венеры.
- Статис-излучатели поглощают прорву энергии, любая авария на энергостанции может означать наш конец.
- Мы построим пять автономных энергоцентров - для пущей надежности. Все пять одновременно выйти из строя не могут.
Старый твин улыбнулся.
- Отлично, сынок. Вижу, ты взялся за работу, засучив рукава. Так держать! Пусть будет, как ты решил - но помни, за все отвечать тебе.
- Порядок! А теперь вернемся к кораблям.
Они пустились в обратный путь, осторожно выбирая дорогу на каменистом склоне.
- Знаешь, Артур, - заметил Макс, неожиданно остановившись. - Я все размышляю об этих статис-лучах...
- Да? - Артур подал ему руку, помогая спускаться.
- Мне пришла в голову одна идея, что если сделать их двумерными и изогнуть в пространство? Можно получить великолепную защиту, способную существовать, пока не иссякнет энергия - статис-поле.
- Для этого потребуются четырехмерные лучи, отец... о таких вещах приятно размышлять, но они неосуществимы.
- Ты полагаешь? Тогда послушай...
Но что именно следовало выслушать Артуру, так и осталось невысказанным - по крайней мере, в тот день. Пронзительный крик, раздавшийся впереди, заставил обоих твини поднять головы. Прямо на них несся Генри Скэнлон. За ним еле поспевала Айрин.
- Слушай, пап, я чертовски вовремя встретил тебя. Где ты был?
- Тут неподалеку, сынок. А где ты пропадал?
- А-а, тоже неподалеку. Послушай, пап. Помнишь, ты рассказывал про амфибий, что населяют высокогорные озера Венеры? Так вот мы с Айрин обнаружили целую колонию этих существ.
Айрин остановилась, переводя дыхание и энергично кивая.
- Они такие миленькие, мистер Скэнлон. И все - зеленые. - Она смешно наморщила носик.
Артур обменялся с отцом недоверчивым взглядом и пожал плечами.
- Вы уверены, что видели их? Я ведь помню, Генри, как ты заметил в пространстве метеор, и напугал всех до смерти. А потом выяснилось, что это было твое собственное отражение в стекле иллюминатора.
Генри, болезненно перенеся смешок Айрин, воинственно выпятил челюсть.
- По-моему, Арт, ты напрашиваешься на неприятности. Я уже достаточно взрослый, чтобы тебе их обеспечить.
- Ну-ка успокойтесь оба, - приказал старший Скэнлон. - Артур, ты бы лучше научился уважать хорошие манеры младшего брата. Так вот, Генри, имел в виду, что эти амфибии пугливы, как кролики. Никому еще не удавалось больше, чем мельком их увидеть.
- Пусть так, но мы нашли множество особей. Полагаю, они очарованы Айрин. Никто не может устоять перед ней.
- Уж мы-то знаем, кто не может, - громко рассмеялся Артур.
Генри напрягся, но отец встал между братьями.
- Прекратите-ка. Лучше пойдем и взглянем на этих амфибий.
* * *
- Поразительно, - воскликнул Макс Скэнлон. - Надо же, они дружелюбны, как дети. Ничего не понимаю!
Артур покачал головой.
- Я тоже, отец. За пятьдесят лет ни одному исследователю не удалось даже разглядеть их как следует. А тут их... словно мух.
Генри швырнул камешек в озеро.
- Эй, смотрите, смотрите.
Камешек описал высокую дугу, и не успел он плюхнуться в воду, как шесть зеленых тел разом перекувырнулись и скрылись под водой. Тут же одна из амфибий вынырнула, и камешек упал возле ног Генри.
Теперь амфибии подплыли совсем близко, количество их увеличивалось. Они собрались здесь со всего озера, лупоглазо таращась на твини. Безгубые пасти непрерывно открывались и закрывались в странном нечетком ритме.
- Мне кажется, они разговаривают, мистер Скэнлон, - заявила Айрин.
- Вполне возможно, - задумчиво согласился старый твини. - Их черепные коробки достаточно велики, чтобы вместить значительный мозг. Если их голосовые связки и уши настроены на звуковые колебания более низкие или высокие, чем человеческие, то мы не можем их услышать - это хорошо объясняет их немоту.
- Наверное, они так же деловито обсуждают нас, как и мы их, - заметил Артур.
- Конечно. И удивляются, что это за игра природы, - добавила Айрин.
Генри ничего не сказал. Он осторожно подошел к берегу озера. Группа амфибий неподалеку озабоченно нацелилась на него глазами; одна-две отделились от остальных и уплыли.
Но ближайшая особь осталась на месте. Ее широкий рот плотно сжался, глаза насторожились - но она не шевельнулась.
Генри остановился, заколебавшись, затем протянул вперед руку.
- Привет, Фиб!
"Фиб" уставился на протянутую ладонь. Очень осторожно его рука, с перепонками между пальцев, протянулась вперед и коснулась пальцев твини, тут же резко отдернувшись; пасть фиба заходила от беззвучного возбуждения.
- Острожно, - раздался позади голос Макса. - Так ты отпугнешь его. Их кожа ужасно чувствительна, сухие предметы могут раздражать ее. Обмакни руку в воду.
Генри немедленно последовал совету. Фиб напряг мышцы, готовый пуститься наутек при малейшем неосторожном движении, но все обошлось.
Вновь протянулась рука твини, на этот раз покрытая каплями.
Долго ничего не происходило, словно фибы обсуждали про себя дальнейший ход событий. А затем, после двух неудачных попыток и поспешных отступлений, руки вновь соприкоснулись.
- Ай да Фиб! - произнес Генри и сжал зеленую ладонь.
В первое мгновение лапа ящера, дернулась, стремясь высвободиться, а затем - Генри ощутил сильное ответное пожатие, такое долгое, что рука у него занемела. Очевидно, одобренные примером первого Фиба, его соплеменники подобрались поближе; к твини протянулось множество рук.
Остальные тоже спустились к воде и теперь обменивалась рукопожатиями с амфибиями.
- Вот что странно, - заметила Айрин, - каждый раз, когда я с ними соприкасаюсь, я начинаю думать о волосах.
Макс повернулся к ней.
- О волосах?
- Да, о наших волосах. У меня в голове возникает картинка - длинные белые волосы, поблескивающие на солнце.
Ее рука инстинктивно поднялась к собственным мягким локонам.
- Слушай-ка, - неожиданно вмешался Генри. - Я это тоже подметил. Это появляется у меня только тогда, когда я касаюсь их ладоней.
- А ты, Артур? - поинтересовался Макс.
Артур только кивнул, приподняв брови. Макс улыбнулся и шлепнул кулаком по ладони.
- Ну что ж, примитивный вид телепатии - слишком слабый, чтобы ощущаться без физического контакта, и даже даже тогда пригодный лишь для передачи некоторых простых образов.
- Но почему волосы, отец? - спросил Артур.
- Может быть, наши волосы заинтересовали их в первую очередь. Они никогда не видели ничего подобного и... и... ладно, кто из нас в силах объяснить их психологию?
Он неожиданно присел на корточки и смочил водой свой длинный хохолок. Вода вспенилась, когда фибы, взметнув зеленые тела, придвинулись ближе. Зеленая лапка осторожно скользнула по тугому белому хохолку. Движение сопровождалось взволнованной, хотя и не слышной болтовней. Отпихивая друг друга, стараясь занять место поудобнее, фибы боролись за привилегию прикоснуться к волосам, пока Макса, совсем выдохшегося, не поставили на ноги силой.
- Теперь они, скорее всего, наши друзья на всю жизнь, - заметил он. - Очаровательная и эксцентричная порода животных.
Именно Айрин заметила группу фибов в сотне ярдов от берега. Они спокойно плавали, не делая попыток приблизиться.
- А они почему не плывут сюда? - спросила она.
Она повернулась к ближайшему фибу и ткнула в его сторону пальцем, делая энергичные, но не слишком вразумительные жесты. Однако в ответ получила только недоумевающие взгляды.
- Это делается не так, Айрин, - ласково подсказал Макс. Он протянул руку, пожал лапу одного из фибов и на мгновение неподвижно застыл. Потом разжал руки, фиб скользнул в воду и исчез. Немного погодя бездельничающие фибы неторопливо направились к берегу.
- Как вам это удается? - воскликнула Айрин.
- Телепатия! Я крепко сжал ему лапу и представил в голове картинку; изолированная группа фибов, и длинная рука, протянувшаяся над водой, чтобы коснуться их, - он добродушно улыбнулся. - Они весьма сообразительны, иначе не поняли бы меня так быстро.
- Так это же самки! - воскликнул Артур, задохнувшись от изумления. - И, клянусь всем святым - они кормят детенышей грудью!
Вновь прибывшие отличались большей стройностью и более светлой окраской. Они осторожно приблизились, подталкиваемые самцами посмелее, и застенчиво протянули вперед лапы в знак приветствия.
- Ой-ой, - в восторге воскликнула Айрин. - Вы только посмотрите!
Она присела на корточки и протянула руку к ближайшей самочке. Остальные твини наблюдали за ней в зачарованном молчании. Занервничав, самочка еще теснее прижала к груди маленькое существо.
Но руки Айрин сделали несколько просящих жестов.
- Пожалуйста, пожалуйста. Он такой славненький. Я не сделаю ему больно.
Сомнительно, чтобы мамаша-фибия поняла что-нибудь, но со внезапной решимостью она подняла маленький зеленый комочек и вложила его в ждущие руки.
Айрин тихо взвизгнула от восторга. Крохотные перепончатые ножки беспорядочно болтались, круглые испуганные глазки уставились на нее. Три другие самочки придвинулись поближе и с любопытством наблюдали.
- Ах ты наша драгоценная крошка! Вы только посмотрите, какой у нас маленький славненький ротик! Хочешь подержать его, Генри?
Генри отшатнулся, словно обжегшись.
- Ни за что в жизни! Да я просто уроню его!
- Ты видишь какие-нибудь мысленные изображения, Айрин? - задумчиво спросил Макс.
Айрин задумалась, хмурясь от напряжения.
- Н-нет. Наверное, он еще слишком маленький, чтобы... Ой... да! Он... он, - девушка рассмеялась. - Он хочет есть!
Она вернула малыша матери. Маленький фибик повернул крохотную зеленую головку и еще раз вытаращился на существо, только что державшее его на руках.
- Дружелюбные создания, - произнес Макс, - и сообразительные. Пусть забирают себе реки и озера. Мы довольствуемся сушей и не станем им мешать.
* * *
Одинокий твини стоял на хребте Скэнлона, его полевой бинокль был нацелен на Водораздел, расположенный в десяти милях дальше, на холмах. Минут пять твини не шевелился, словно бдительная статуя, высеченная из того же камня, что и окрестные горы.
Потом бинокль сместился ниже, и лицо твини побледнело. Он поспешил вниз по склону к охраняемому, тщательно замаскированному входу в Венустаун.
Он проскочил мимо охранников, не сказав им ни слова, и спустился на нижние уровни, где кипела работа по расширению пещеры.
Артур Скэнлон поднял голову и с внезапным предчувствием катастрофы махнул рукой, останавливая работу, останавливая работу дезинтеграторов.
- Что случилось, Соррелл?
Твини подался вперед и прошептал на ухо Артуру одно единственное слово.
- Где? - голос Артура прозвучал отрывисто и хрипло.
- По ту сторону хребта. Теперь они двигаются через Водораздел в нашу сторону. Я заметил сверкание металла на солнце и... - он выразительно подбросил бинокль.
- Господь всемогущий! - Артур смущенно потер лоб и повернулся к озадаченно наблюдавшим за ним от пульта управления дезинтегратором твини. - Продолжайте как намечено! Ничего не менять!
Донельзя озабоченный, он поспешно направился к лифту, отдавая короткие приказы:
- Немедленно утроить охрану! Никому, кроме меня и моих помощников, не выходить из пещеры без особого распоряжения. Выслать гонцов, чтобы вернули всех, кто работает снаружи. Воздержаться от излишнего шума!
По главному проходу он направился к резиденции отца.
Макс Скэнлон оторвался от своих расчетов, морщины на лбу медленно разгладились.
- Здравствуй, сын. Что-то случилось? Опять прочные пласты?
- Нет, кое-что похуже, - Артур тщательно прикрыл за собой дверь и произнес, понизив голос: - Земляне!
- Переселенцы?
- Похоже. Соорел сказал, что видел среди них детей и женщин. Их всего несколько сот, есть оборудование для стоянок... и они движутся в нашем направлении.
Макс простонал.
- Вот уж не везет, так не везет. В их распоряжении все обширные земли Венеры, а они выбрали себе именно эту долину. Пойдем, надо взглянуть на них собственными глазами.
* * *
Они перевалили через Водораздел длинной, извилистой колонной. Грубые пионеры, их забитые, изможденные работой жены, беззаботные, малограмотные, скверно воспитанные дети. Приземистые вместительные "венерианские фургоны" неуклюже подскакивали на ухабах.
Вожаки оглядели открывшуюся долину. Один из них заговорил резко, отрывисто, заглатывая слова:
- Почти добрались, Джем. В предгорье можно передохнуть.
Второй неторопливо добавил с тяжелым вздохом:
- Там дальше, пойдут хорошие, урожайные земли. Можно будет заложить фермы. Этот месяц дался нам нелегко, - медленно выговорил он. - Я рад, что все близится к концу!
* * *
А с горного хребта впереди - последнего хребта перед долиной - отец и сын Скэнлоны, незаметные крапинки на таком расстоянии, с тяжелыми сердцами наблюдали за пришельцами.
- Единственное событие, к которому мы не были подготовлены - именно это и случилось!
Артур заговорил неторопливо и спокойно.
- Их немного, и они не вооружены. Мы можем запросто отогнать их отсюда. - И с внезапной яростью произнес: - Венера - наша!
- Да, мы сможем изгнать их. Но они вернутся - уже вооруженные и в гораздо большем количестве. А мы не в состоянии бороться со всей Землей.
Молодой человек в отчаянии прикусил губу:
- Никогда, - твердо сказал Макс, его усталые глаза вспыхнули. - Мы не должны начинать со схватки. Если мы станем убивать, нам нечего ожидать милости от Земли. Так мы ничего не добьемся.
- Но отец, что нам еще остается? Мы вообще не можем рассчитывать на землян. Если нас обнаружат... если они хотя бы заподозрят наше присутствие, то все усилия окажутся напрасными, мы проиграем с самого начала.
- Знаю, знаю.
- Мы уже ничего не можем изменить, - продолжал пылко Артур. - Мы потратили месяцы на строительство Венустауна. Разве можно теперь начинать все заново?
- Нет, - бесстрастно согласился Макс. - Стоит нам попытаться тронуться с места, и нас мигом обнаружат. Мы разве что...
- ...Можем затаиться, как кроты, - подхватил Артур, - вот и все. Загнанные ублюдки! Так?
- Можешь к этому относится, как тебе нравится, но мы обязаны спрятаться, Артур. Обязаны затаиться.
- Пока?
- Пока я... или мы... не завершим работу над искривляющимся двухкратным статис-лучом. Снабженные непреодолимой защитой, мы сможем спокойно объявиться. На это могут уйти годы, но может потребуется и одна неделя. Я не знаю.
- И каждый день мы будем трепетать от опасности быть обнаруженными. Каждый день ожидать, что вот-вот вторгнется в наш город орда чистокровных и выкурит нас наружу. Нам придется трястись от страха день за днем, неделю за неделей, месяц за месяцем.
- Но мы с этим справимся, сынок, - губы Макса плотно сжались, глаза стали льдисто-голубыми.
Они медленно двинулись в сторону Венустауна.
* * *
Работы под землей стихли, все внимание было обращено на верхний этаж и на замаскированные выходы. Там снаружи, были воздух, солнце, трава, леса и земляне.
Они обосновались в нескольких милях вверх по реке. Уже появились их примитивные домишки. Начали расчищаться площади под посевы. Размечались первые фермы. Колония организовывалась.
А в недрах Венеры одиннадцать сотен твини оборудовали себе новые жилища и ждали, когда старый Скэнлон доведет до конца свои расчеты.
* * *
Айрин сидела на каменном выступе, глядя перед собой туда, где серый свет свидетельствовал о наличии открытого входа, и предавалась невеселым размышлениям. Ее изящные ножки грациозно покачивались взад-вперед, и сидящий рядом Генри Скэнлон безнадежно старался придать себе вид безмятежного зеваки.
- Знаешь, о чем я подумала, Генри?
- О чем?
- Готова поспорить, что фибы могут нам помочь.
- В чем, Айрин?
- Помочь нам отделаться от землян.
Генри детально обдумал услышанное.
- И что тебя заставляет так думать?
- Ну, они такие умненькие... гораздо умнее, чем мы считали. К тому же их мышление своеобразно. Вместе они что-нибудь сообразят... я это просто чувствую. Тебе этого не понять, Генри, - отмахнулась она.
Генри стерпел.
- Я... я думаю, у тебя появилось что-то вроде неустойчивой связи... ну, силовые волны телепатического рода.
Айрин поглядела вниз с пугающей трехфутовой высоты.
- В твоих словах что-то есть...
Генри усмотрел в ее тоне намек и повел себя соответственно. На минуту воцарилось молчание, а потом Генри в очередной раз предался размышлениям о том, на самом ли деле Айрин охладела к нему. Но прежде, чем юный твини сумел окончательно убедиться в этом, девушка заявила:
- А сказать я хотела, Генри, всего-навсего вот что. Почему бы нам не выбраться наружу и не повидаться с фибами?
- Отец оторвет мне голову, если я что-нибудь такое выкину.
- Это будет довольно забавно.
- Возможно, но неприятно. Мы не можем рисковать; вдруг нас кто-то заметит. - Айрин благоразумно пожала плечами:
- Хорошо, раз ты боишься, не будем больше говорить об этом.
Генри, залившись краской, вскочил. Теперь он оказался на самом краю выступа.
- Кто боится? Когда ты собираешься идти?
- Прямо сейчас, Генри. Сию минуту. - Ее щеки зардели от энтузиазма.
- Отлично! Двинулись!
Он быстрым шагом устремился вперед, увлекая ее за собой... Но тут же ему в голову пришло соображение, заставившее остановиться.
Он свирепо повернулся к Айрин.
- Сейчас я покажу тебе, как я боюсь.
Его руки обхватили ее, и слабый удивленный возглас был эффективно заглушен.
- Господи, - прошептала Айрин, когда снова оказалась в состоянии заговорить. - Какая невероятная грубость!
- Верно. Так я же известный грубиян, - ответил Генри и, чуть помолчав добавил: - А теперь пошли к твоим фибам, и не забудь мне напомнить, когда я стану президентом, чтобы я поставил памятник тому парню, что изобрел поцелуй.
Вверх по прорезанному в скале коридору, мимо охранников, через тщательно замаскированный проход - они выбрались на поверхность.
Дымные костры в южной части горизонта являлись зловещим доказательством присутствия человека. Ни на минуту не переставая об этом думать двое молодых твини проскользнули через лес к озеру фибов.
Возможно, фибы каким-то внутренним чутьем ощутили присутствие друзей - утверждать этого парочка не могла - но стоило твини приблизиться к берегу, как плывущие им навстречу под водой темно-зеленые пятна указали на появление этих созданий.
Голова с широко расставленными, выпученными глазами выскочила наружу, а секундой позже раскачивающиеся лягушачьи морды уже усеяли поверхность озера.
Генри смочил руку и дружелюбно коснулся протянутой ему лапы.
- Привет, фиб.
Огромная пасть распахнулась в беззвучном ответе.
- Спроси его про землян, Генри, - поторопила Айрин.
- Погоди, - Генри нетерпеливо отмахнулся. - На это потребуется время. Постараюсь сделать все наилучшим образом.
На две томительно долгие минуты человек и фиб застыли в неподвижности, вглядываясь друг другу в глаза. Потом фиб резко рванулся в сторону и нырнул; и словно повинуясь неслышимой команде, остальные озерные обитатели также исчезли с поверхности, оставив твини в одиночестве.
Какое-то время Айрин растерянно глядела им вслед.
- Что случилось?
- Не знаю, - Генри пожал плечами. - Я представил себе землянина, и, похоже, фиб знает, про кого я думал. Затем я вообразил землян, воюющих с нами и убивающих нас... В ответ фиб представил множество твини и совсем немного людей - и другое сражение, в котором мы их перебили. Я подхватил его картину и показал новое нашествие землян, только их стало больше, как они приходят орда за ордой, как они убивают нас... И тогда...
Но девушка зажала уши руками.
- Боже мой! Не удивительно, что несчастное создание ничего не поняло. Как еще он не свихнулся окончательно!
- Я старался, как мог, - хмуро ответил Генри. - В конце концов, это была твоя распрекрасная идея.
Айрин лишь фыркнула, ничего не успев ответить, как озеро вновь наполнилось фибами, причем их стало значительно больше.
- Они возвращаются, - негромко произнесла она.
Первый фиб протянул лапу Генри, в то время, как другие столпились вокруг. Наступило долгое молчание. Айрин забеспокоилась.
- Ну? - не выдержала она наконец.
- Помолчи, пожалуйста. Я еще не все понял. Что-то насчет крупных животных - каких-то чудовищ... - его голос оборвался, меж бровей от болезненной сосредоточенности залегла глубокая складка.
Потом он закивал - сперва как бы машинально, затем все энергичнее.
- Я все понял... И это прекрасное решение. С помощью фибов мы можем спасти Венустаун, Айрин, - если ты согласно завтра отправиться со мной в Низины. Надо только взять пару тонитов и пищевые концентраты, а там, если мы двинемся по течению реки, у нас уйдет не больше двух-трех дней в один конец и столько же на обратный путь. Что ты на это скажешь?
Юность не склонна к длительным размышлениям. Колебания Айрин были чистым кокетством.
- Что ж... может быть, мы и не вернемся, но... но я иду... с тобой.
На последжнем слове было сделано едва заметное ударение.
Через десять секунд они уже двигались назад к Венустауну, и Генри предавался размышлениям о том, что, если уж браться за дело с размахом, то не лучше ли будет воздвигнуть сразу два памятника парню, изобретшему поцелуй.
* * *
Мерцающие оранжево-красные языки пламени переливались багровыми отблесками на пышном хохолке Генри, отбрасывали пляшущие тени на его нахмуренное лицо. В Низинах было душно, о костра жара становилась еще мучительнее, но Генри придвинулся к Айрин, спавшей по ту сторону. Обильная фауна венерианских джунглей уважала огонь, и потому костер означал здесь безопасность.
Они находились уже в трех днях пути от плато. Ручей превратился в теплую, неторопливую реку, покрытую вдоль берегов зеленой пеной водорослей. Уютные леса возвышенностей сменились здесь переплетающейся, извивающейся растительностью джунглей. Лесное многоголосье разрослось до мощного крещендо. Воздух становился все теплее и влажнее, почва - болотистой, окружающее - фантастичнее.
Но реальная опасность им пока не грозила - в этом Генри был убежден. Ядовитые формы жизни на Венере были не известны, что же касается толстокожих монстров - повелителей джунглей - то огонь ночью, и близость фибов днем, удерживали их на расстоянии.
Дважды звучал в отдалении разрывающий уши рев центозавра, дважды треск сокрушаемых деревьев заставлял юных твини замирать от ужаса. Но оба раза чудовища уходили прочь.
Теперь шла третья ночь. Фибы уверяли их, что с рассветом можно будет пуститься в обратный путь, и уже одна мысль о комфорте Венустауна доставляла удовольствие. Приключения и переживания - это прекрасно; с каждым часом гордость за Генри все ярче сверкала в глазах Айрин - а глаза у нее изумительные! - Но все же мысли о Венустауне и дружелюбных Возвышенностях были приятны.
Генри перевернулся на живот, уставясь в огонь и размышляя о прожитых им двадцати годах... почти двадцати.
- Ах, черт! - он поранился о жесткую траву. - А ведь пора бы уже подумать о женитьбе...
Взгляд Генри невольно скользнул по фигурке, спящей по другую сторону костра. Словно в ответ, веки Айрин задрожали, в глубине синих глаз мелькнул отблеск пламени.
- Никак не могу заснуть, - пожаловалась она, тщетно пытаясь пригладить свой белый хохолок. - Такая жарища.
Она с неудовольствием покосилась на костер. К Генри вернулось хорошее настроение:
- Ты проспала несколько часов... и храпела, как тромбон.
Глаза Айрин распахнулись.
- Не может быть! - воскликнула девушка и добавила трагически дрогнувшим голосом: - Я храпела?
- Не, конечно, нет! - Генри с подвыванием расхохотался, остановившись лишь от внезапного резкого соприкосновения сапога Айрин со своими ребрами.
- Ой! - Вырвалось у него.
- Не смейте больше со мной разговаривать, мистер Скэнлон! - Последовала хладнокровная реплика девушки.
Теперь настал черед трагических взглядов от панического испуга для Генри. Он пошел пятнами и осторожно сделал шаг к девушке; вдруг застыл от оглушительного рева центозавра. Когда он пришел в себя, то обнаружил в своих объятиях Айрин.
Опомнившись, она попыталась освободиться, но тут рев центозавра прозвучал снова, уже с другой стороны... и она вновь нырнула в объятия Генри. Он побледнел, несмотря на прекрасную добычу.
- Кажется, фибы загнали центозавра в ловушку. Пойдем, спросим.
В наступившем сером рассвете фибы казались смутными пятнами. Глазам открывались только ряды и ряды искаженных утренним туманом тел. Все они производили впечатление замкнутой сосредоточенности; лишь один из фибов направился навстречу твини. Генри обменялся с ним рукопожатием и чуть позже сообщил:
- Они поймали трех центозавров, с большим количеством им не справиться. Мы прямо сейчас отправляемся на Возвышенность.
Восход солнца застал отряд в двух милях выше по течению. Твини, пробираясь вдоль берега, опасливо поглядывали на близкие джунгли. В редких просветах мелькали огромные серые туши. Рев рептилий почти не прерывался.
- Прости, что я потащил тебя с собой, Айрин, - произнес Генри. - Теперь я уже не так уверен, что фибы могут справиться с монстрами.
Айрин покачала головой.
- Все в порядке, Генри. Я сама этого хотела. Только... мне кажется, можно было бы отправить фибов и одних. Тут мы им ни к чему.
- Это верно, они и без нас справляются! Но если вдруг центозавры выйдут из-под контроля, настанет наша очередь: от нас им не уйти. В худшем случае мы перебьем ящеров из тонитов...
Он замолчал, поглаживая смертоносное оружие, ощущая его холодную надежность. Первая ночь обратного пути прошла для обоих твини без сна. Где-то там, невидимые во тьме, фибы сменяли друг друга, их телепатический контроль над крохотным умишком гигантских двадцатиногих ящеров при этом слегка менялся. Там, в джунглях, три чудовища весом по нескольку сотен тонн раздраженно выли, сопротивляясь силе, заставляющей их двигаться вопреки собственной воле; бессильно неиствовали из-за невидимого барьера, не позволявшего им приближаться к потоку.
Сидя возле костра, двое твини, затерявшиеся между горами плато с одной стороны и хрупкой защитой телепатической паутины с другой, с волнением глядели в сторону Возвышенности, начинавшейся милях в сорока впереди.
Продвижение шло медленно. Если фибы начинали подгонять, то центозавры упрямились. Но постепенно воздух становился прохладнее, джунгли по берегам редели, расстояние до Венустауна сокращалось.
Генри отметил первые признаки знакомой растительности с нескрываемым облегчением. Только присутствие Айрин заставляло его продолжать играть роль героя.
Он презирал себя и испытывал необоримое желание, чтобы их донкихотское странствие поскорее кончилось; но сказал совсем другое:
- Ну вот, практически все позади, кроме аплодисментов. И будь уверена, аплодисменты будут, Айрин. Мы вернемся героями, ты и я.
На Айрин его энтузиазм подействовал слабо.
- Я устала, Генри. Давай передохнем.
Она медленно опустилась на землю, и Генри, дав сигнал фибам, присоединился к ней.
- Долго нам еще идти, Генри?
Почти невольно она устало примостила голову на его плече.
- Еще один денек, Айрин. Завтра, к этому времени, мы уже будем дома, - он чувствовал себя негодяем. - Думаешь, нам не следовало браться за это самим, да?
- Ну, тогда это представлялось удачной идеей.
- Да, конечно, - согласился Генри. - Я уже заметил, что у меня хватает идей, которые поначалу кажутся удачными, но потом приносят одно разочарование. - Он философски покачал головой. - Не знаю, почему так, но так оно и есть.
- Все, что я знаю, - заметила Айрин, - что мне теперь и на ноги не подняться... И мне это безразлично...
Голос ее прервался, когда прекрасные голубые глаза взглянули направо. Один из центозавров задержался посредине небольшого притока реки. Его громадное извивающееся тело, опирающееся на десять пар коренастых ног, отвратительно поблескивало. Омерзительная голова, покачиваясь, поднялась к небу, и чудовищный вой распорол воздух. Ему ответил другой ящер.
Айрин вскочила на ноги.
- Генри, чего ты ждешь? Идем же! Скорее!
Генри, поудобнее перехватил тонит и тоже поднялся.
* * *
Артур Скэнлон одним свирепым глотком опрокинул в себя пятую чашечку кофе и, переключив аудиовизор на оптический режим, покрасневшими от бессонницы и запавшими от усталости глазами стал всматриваться в экран. Тщетно! Он встал, подошел к дивану, на котором беспокойно спала мать, наклонился и поправил одеяло.
- Бедная мамочка, - вздохнул Артур и поцеловал ее в бледную щеку. Потом вновь вернулся к аудиовизору и стиснул кулаки. - Ну погодите, доберусь я до вас, дурные головы.
Мэдлин приподнялась.
- Уже стемнело?
- Нет, - насколько мог бодро солгал Артур. - Он объявится еще до заката, мам. Спи, я обо всем позабочусь. Папа наверху, работает со статис-полем. Говорит, что дела идут. Еще несколько дней и будет полный порядок.
Он тихонько присел подле матери, осторожно погладил ее руку. Усталые глаза Мэдлин сомкнулись.
Замигал световой сигнал. Артур бросил на мать последний взгляд и вышел в коридор.
- В чем дело?
Твини-наблюдатель щеголевато отсалютовал.
- Джон Барно просил сообщить, что надвигается ураган.
Он протянул официальный рапорт. Артур раздраженно пробежал бумагу глазами.
- Неужели нам не достаточно всего остального, а? И что еще ждет нас на Венере?
- Судя по всему, нам придется очень скверно. Барометр падает невероятно быстро. Концентрация ионов в верхних слоях атмосферы - на неуравновешенном максимуме. Бьюла вышла из берегов и быстро поднимается.
Артур нахмурился.
- В Венустаун вода не проникает - выходы, как-никак, ярдах в пятидесяти выше уровня реки. А если ливень - на нашу дренажную систему можно положиться, - неожиданно он скорчил рожу: - Возвращайся и передай Барно, что этот ураган - в мою честь; пусть он хоть сорок дней и ночей свирепствует! Может, заодно смоет землян.
Он повернулся, но твини остановил его.
- Простите, сэр, но это не самое скверное. Сегодня разведывательный отряд...
- Разведотряд? - растерялся Артур. - Кто разрешил ему выйти наружу?
- Ваш отец, сэр. Они должны были войти в контакт с фибами - не знаю, каким образом.
- Хорошо. Дальше?
- Обнаружить фибов не удалось, сэр.
И тут Артур впервые испугался настолько, что даже позабыл о своем беспокойстве за брата.
- Исчезли?
Твини кивнул:
- Похоже, ушли искать спасения от надвигающегося урагана. Вот поэтому Барно и ожидает наихудшего.
- Крысы бегут с корабля, - пробормотал Артур. - Господи! Все сразу! Все сразу!
* * *
Закат догорал и тьма медленно взбиралась по склонам гор. Последние солнечные лучи высвечивали лишь стремительные контуры возносящихся в поднебесье пиков.
Айрин поежилась:
- Становится холоднее, правда?
- Холодный ветер скатывается с гор. Похоже, надо ожидать непогоды, - рассеянно согласился Генри. - Думаю, и река поднялась. - Он замолк, но после короткой паузы заговорил снова; в его голосе звучало возбуждение: - Ты только посмотри, Айрин, всего несколько миль до озера, а там мы, считай, уже в поселке землян. Почти все позади!
- Я рада, - кивнула Айрин. - За нас... И за фибов тоже.
Основания для последних слов у нее были. Фибы плыли все медленнее. Днем раньше с верховьев реки к ним прибыло подкрепление, но даже с этой помощью продвижение вперед давалось заметно труднее. Непривычный холод беспокоил многоногих ящеров, они со все растущей неохотой поддавались воздействию мысленной силы фибов.
Первые капли упали, едва они добрались до озера. Сгустилась тьма; в ослепительных голубых сполохах молний деревья казались призраками, воздевавшими к разгневанному небу качающиеся руки ветвей, факел неожиданно вспыхнувший в отдалении, являл собой погребальный костер сраженного молнией дерева.
Генри побледнел.
- Выбираемся на открытое место. Под деревьями в такую погоду опасно.
Прогалина, которую он имел в виду, находилась уже почти на самой окраине поселка землян. Наспех сколоченные домишки, такие маленькие и ненадежные перед лицом буйной стихии, то тут, то там были освещены, что говорило о присутствии людей. И когда первый центозавр, спотыкаясь и сокрушая деревья, выбрался на расчищенное пространство, ураган разразился во всей своей ярости.
Твини теснее прижались друг к другу.
- Фибы их ведут, - воскликнул Генри; голос его был едва различим сквозь дождь и ветер. - Надеюсь, им это удастся.
Айрин спрятала промокшую головку на таком же промокшем плече Генри.
- Не могу смотреть! Эти домишки развалятся, словно они сделаны из кубиков! Бедные-бедные люди!
Три монстра надвигались на здания. Их движения становились все быстрее, фибы держали их под телепатическим контролем уже не так сильно.
- Нет, Айрин, нет! Они их задержали!
Центозавры остановились, злобно меся лапами грязь, их рев мощно и чисто перекрыл звуки урагана. Взволнованные лица стали выглядывать из хижин.
Захваченные врасплох - большинство из них только что проснулись, оказавшиеся лицом к лицу с венерианской бурей и кошмарными чудовищами, они и подумать не могли о каких-либо организованных действиях. Они выскакивали кто в чем был, и не выдержав вида чудовищ, пускались наутек.
Смятение царило невообразимое. Один или два человека все-таки попытались оказать сопротивление, они открыли яростную пальбу по горам живой плоти, но убедившись в ее неэффективности, тоже бросились прочь.
Когда в деревне не осталось ни одного человека, гигантские рептилии ринулись вперед, и там, где совсем недавно стояли дома, вскоре лишь остались раздробленные обломки.
- Они никогда не вернутся, Айрин. Никогда! - Генри был в восторге от успеха своего плана. - Теперь мы с тобой герои... - его голос взвинтился до пронзительного визга. - Айрин, назад! Под деревья!
Рев центозавров достиг самой низкой ноты. Ближайший ящер присел на двух задних парах ног, его гигантская голова, поднятая на две сотни футов, чудовищным силуэтом рисовалась на фоне грозовых сполохов. С глухим шлепком он вновь опустился на все лапы и побрел к реке, которая бушевала теперь под ударами урагана, выйдя из берегов.
Фибы потеряли контроль над чудовищами!
Генри толкнул девушку в сторону, его тонит тут же полыхнул. Айрин медленно пятилась, держа свое оружие наготове.
Генри не промахнулся - пурпурный шар вспыхнул в ночи, и ближайший центозавр дернулся, его мощный хвост замолотил по ближайшим деревьям. Из дыры, где только что была нога, потоком хлынула кровь. Ящер в слепой ярости атаковал врага.
Последовала новая пурпурная вспышка - и он рухнул с тяжким грохотом, жуткий рев сменился пронзительным беспомощным визгом.
Но два других чудовища уже мчались в атаку. Они слепо перли в направлении источника той силы, что всю неделю держала их в повиновении; иполненные неистовства, они стремились ко мщению со всей мощью своей безмозглой ненависти. И на пути этой безжалостной силы оказались двое твини.
Позади бурлила река. Впереди - лес, полный грохота сокрушаемых деревьев и раздирающего уши рева.
И тут внезапно откуда-то со стороны ударили тониты. Пурпурные сполохи... шквал ударов... спазматический визг... И настала тишина; даже ветер, словно преклонился перед недавними событиями, мгновенно стих.
Генри издал торжествующий вопль и заскакал в импровизированном беовом танце.
- Это пришли наши, из Венустауна, Айрин! - орал он. - Они перебили центозавров! Теперь всему конец! Мы спасли твини!
Все произошло в одно мгновение. Айрин выронила тонит, зарыдала от облегчения, бросилась с Генри, споткнулась - и река подхватила ее.
- Генри!!! - Ветер унес крик прочь.
За одно мучительное мгновение Генри понял, что не в силах ничего поделать. Он лишь недоверчиво и глупо таращился на то место, где только что стояла Айрин. А потом сам оказался в воде, и медленно погрузился в кипящую тьму.
- Айрин!!!
Ни звука в ответ - лишь вой ветра. Он попытался плыть, но тщетно. Даже на поверхности Генри с трудом удерживался лишь на доли секунды, едва успевая сделать новый вдох.
- Айрин!
Никакого ответа. Только стремительно мчащаяся вода и тьма.
И тут что-то коснулось его. Он инстинктивно оттолкнулся, но напор усилился. Он почувствовал, что его выталкивают из воды. Измученные легкие с трудом начали втягивать воздух. Генри увидел ухмыляющуюся морду фиба, а потом все пропало. Осталось лишь ощущение холодной, мрачной сырости.
* * *
Воспринимать окружающее он начал отрывочно. Сперва - он сидит под деревом на одеяле. Потом - теплое излучение рефлекторов сверху, свет автоламп. Кругом толпились люди, и он понял, что дождя больше нет.
Он повел вокруг затуманенными глазами и прошептал:
- Айрин!
Она сидела рядом - укутанная, как и он, слабо улыбаясь.
- Со мной все в порядке, Генри. Фибы выловили нас вовремя.
К нему наклонилась Мэдлин, он ощутил на губах вкус горячего кофе.
- Фибы рассказали нам, как здорово вы им помогли. Мы гордимся вами, сынок - тобой и Айрин.
Улыбка превратила лицо Макса в символ родительского удовлетворения.
- Психологически ваш расчет был замечателен. Венера достаточно обширна, здесь хватает пригодных для жизни районов, чтобы земляне не захотели вернуться туда, где кишат центозавры... по крайней мере, в ближайшее время. А когда они снова объявятся, у нас уже будет статис-поле.
Из тьмы выступил Артур. С силой похлопал Генри по плечу, крепко пожал руку Айрин.
- Мы с твоим телохранителем послезавтра устраиваем празднество, - сообщил он ей, - так что приведи себя в порядок и отдохни как следует. Это будет величайшее торжество.
- Праздник, да? - произнес отчетливо Генри. - Хорошо, тогда я скажу тебе кое-что. Я намерен... жениться. Думается, я уже достаточно взрослый.
Глаза Айрин опустились, отчаянно сосредоточившись на траве.
- На ком же, Генри?
- На ком? На тебе, конечно же. Господи, да на ком же еще?
- Но ты даже не спросил меня. - Она произнесла это не торопясь, но с величайшей решительностью.
На мгновение Генри смутился, потом упрямо стиснул зубы.
- Верно, не спросил. Но я уже сделал предложение. Что же ты ответишь?
Он придвинулся к ней поближе; Макс кашлянул и жестом отослал их прочь. Внезапно к ним приблизился один фиб. Он медленно, неуклюже двигался по влажной траве, помогая себе неприспособленными для этого лапами. Приблизившись, он протянул им передние конечности.
Намерения его были ясны. Айрин и Генри тоже протянули руки. На несколько секунд сделалось тихо, потом глаза фиба понимающе заблестели в свете автоламп. Смущенно взвизгнула Айрин, озадаченно хихикнул Генри. Контакт нарушился.
- Ты видела то же, что и я? - спросил Генри.
Айрин покраснела.
- Да. Много-много маленьких фибиков, десятка полтора...
- ...с длинными белыми хохолками!


Айзек Азимов
среда, 14 ноября 2018 г.
Коварная Каллисто Сеpый в сообществе Вечность 10:35:57

Союз нерушим­ый, бла-бла­-бла.

— Проклятый Юпитер! — зло пробурчал Эмброуэ Уайтфилд, и я, соглашаясь, кивнул.
— Я пятнадцать лет на трассах вокруг Юпитера, — ответил я, — и слышал эти два слова, наверно, миллион раз.
Должно быть, во всей солнечной системе не существует лучшего способа отвести душу.
Мы только что сменились с вахты в приборном отсеке космического разведывательного судна «Церера» и устало поплелись к себе.
— Проклятый Юпитер, проклятый Юпитер! — хмуро твердил Уайтфилд. — Он слишком огромен. Торчит здесь, у нас за спиной, и тянет, и тянет, и тянет!
Всю дорогу надо идти на атомном двигателе, постоянно, ежечасно сверять курс.
Ни тебе передышки, ни инерционного полета, ни минуты расслабленности! Только одна чертова работа!
Подробнее…